Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

                                   

Мой царственный и благородный друг!
Ценю безмерно наши встречи,
Не столько мудростью исполненные речи,
Как то, что вновь не прозвучало вслух.


Слова, слова... как мало они значат,
Когда безмолвствует уснувшая душа.
За них не заплачу я ни гроша,
Хоть день и ночь о благости судачат.


Жонглируйте словами, господа!
Кидайтесь в жаркие словесные турниры,
Не замечая, что давно безмолвна лира,
Округ лишь плещется бесплодная вода.


Мой царственный, незаменимый друг!
Присутствие твое мне душу лечит.
И с каждой нашей новой встречей
Сияет ярче мир вокруг!

                          

Зажжем на счастье, друг мой, свечи.
Их пламень нам согреет души.
Не так уж часты наши встречи,
Пусть суета их не разрушит.


Наполним мы вином бокалы
И сядем рядом у камина.
Проводим тихо год свой старый,
Пусть будут в сердце именины.


Мы так друг друга понимаем,
Нам не нужны при встрече речи.
Душой и телом отдыхаем,
Глядя на свечи в этот вечер.


На елке маленькой – игрушки –
Неизгладимый знак из детства.
Часы уютные с кукушкой,
Все очень просто, без кокетства.


Нелегкий год мы пережили
И заслужили этот вечер.
У нас не нервы, а пружины...
Зажжем на счастье, друг мой, свечи!

                              

НА  СТЕКЛЕ,  ПОДЕРНУТОМ  ВУАЛЬЮ

На стекле, подернутом вуалью
Таинства ночного полумрака,
Царства звезд мерцающего плата,
Лик твой различаю там, за далью.


Различаю чудную улыбку,
Сотканную чистым лунным светом,
Самую знакомую при этом,
В обрамлении нежных звуков скрипки.


Грезы полуночных тех видений
Душу ввысь куда-то увлекают,
Сердце жаром солнца наполняют,
Сотканным из блеска мановений.


Даже плотно сжатыми очами
Ясно вижу лик в оконной раме,
Будто расстоянье между нами
Смыто грезой лунными ночами.

                           

Волной залила сердце нежность,
Опять любовь к себе манит.
И в тесной комнате безбрежность
Мой мозг разгоряченный мнит.


Твои глаза, твой голос, руки
Вдруг проступают все ясней.
Плывут божественные звуки,
Вдвоем мы во Вселенной всей.


И закружило, словно в вихре,
В небесном танце нас двоих.
О, только б звуки те не стихли,
Продлился б дольше счастья миг!

                             

ЗОЛОТЫМИ  КОЛОСЬЯМИ  ХЛЕБА...  

Золотыми колосьями хлеба
Я украшу твое чело.
Побелю под крылами небо,
Что к вершине тебя вело.


Я омою стопы росою
Самых ярко пылающих звезд
И душою своей босою
Постелю в мироздание мост.


Чтоб тебе облегчить дорогу,
Стану крыльями на ногах.
Я всегда приду на подмогу,
Позабыв про усталость и страх.

 

Золотыми колосьями хлеба
Я украшу нелегкий твой путь.
По ступеням взбираешься к небу
И в бескрайность готова шагнуть.

                            

     КОГДА  СНЕГА...

Когда снега весною тают,
Тебя я тихо позову.
И пусть никто о том не знает,
Как я давно тебя люблю.


Сошел с небес, наверно, ангел,
Над головой простер крыло.
Ты приоткрой немного ставни
И распахни души окно.


Какое небо над тобою,
Творит природа чудеса.
И остается нам с тобою
На все всего лишь полчаса.


Твоя Вселенная с моею
Встречается пока раз в год.
И я себя надеждой грею,
Что в этот раз нам повезет.

                         

            МОНА  ЛИЗА

На меня неизведанной тайною
Из колодца седых веков,
Сотворенные кистью ментальною
И лишенные смертных оков,


Смотрят очи прищуром загадочным,
Что-то там, в глубине, храня,
Губы сдвинув в улыбке сказочной,
Перейти за предел маня.


Для меня ж неразгаданной тайною
С тем же легким прищуром глаз,
С той же самой улыбкой кристальною
Служит та, что живет средь нас.


Я готов восхищаться Девою,
Я готов поклоняться Красе,
Но с собой ничего не сделаю –
Мне мила только та из всех,


Кто не стала для вас поклонением,
Чей еще не написан портрет.
Мне не важно чужое мнение,
Лишь она мне дороже всех.

                        

         ЖИВОЙ  ПОРТРЕТ

Не нужны мне ни кисть Рафаэлева,
Ни изящный красивый сонет.
Я в душе своей вырублю стерео,
Потрясающей мощи портрет.


Все песочные замки развеются,
Годы жалкие крохи сметут,
Лишь портрет твой в душе не изменится,
Разве мягкость черты обретут.


Те небесные зори Мадонновы,
Что духовным богатством полны,
Все созвучнее станут с иконами,
Столь душе моей с детства сродни.


Нет, не станешь, однако, ты символом,
Сердце в яви тебя сохранит.
Ты по-прежнему будешь мне стимулом,
А не Девой, одетой в гранит.


У любви моей силы не меряны,
Мне титановый труд по плечу.
Облик твой пронесу я уверенно,
Не подвластный огню и мечу.


Не нужны мне ни кисть Рафаэлева,
Ни изящный красивый сонет.
Я в душе своей вырубил стерео,
Потрясающий душу портрет!

                          

   ОБНАЖЕННОЕ  ДЕРЕВО                     

Переплетенье веток, словно судеб,
В фонарном свете, вырванном из тьмы.
Все в этом мире было, есть и будет,
Все отзовется в бликах кутерьмы.


Все в этом мире было, есть и будет:
Дерзание, коварство, страх, любовь...
Вот только обо всем ты позабудешь,
Когда придет черед родиться вновь.


И я забуду то, что мною чтимо,
Забуду твой прекрасный в прошлом лик,
Когда в фонарном свете, снова зримо,
Войдем в переплетенье лишь на миг.


И я забуду то, что было ныне,
Когда судьба однажды нас свела.
Моя любовь к тебе почти застынет.
Оставлю в прошлом два моих крыла.


Переплетенье веток, словно судеб,
В полоске света, вырванной из тьмы.
Все в этом мире было, есть и будет.
Молю лишь, чтоб не потерялась ты!

                              

Склонись на грудь ко мне, любимая!
Я боль души твоей уйму.
Тебя, моя легкоранимая,
Я к сердцу своему прижму.


И, как в волшебном сне, развеются
Все злые чары тот же час.
Тоска подкрасться не осмелится,
Любви светильник не угас.


Коль слиты мы судьбой в единое,
Ничто не в силах нас разъять.
Не верь в разлуку нашу мнимую,
Нам вечность предстоит объять.

                         

          Я  ПРИДУ

Туда, где яблони в цвету,
Туда, где соловьи,
Я обязательно приду,
Лишь только позови.


Я терпеливо буду ждать
Твой тихий нежный взор,
В душе невольно пробуждать,
Что было вновь и вновь...


Те изумрудные края,
Где мы крылом к крылу
Летали, милая моя,
С восходом, поутру.


Где водопадом благодать
Лилась на нас с небес,
Я терпеливо буду ждать
Воскресших дней чудес.


Я терпеливо буду ждать
Сиянья нежных зорь,
В душе стараясь побеждать
Уныние и хворь...


Туда, где яблони в цвету,
Туда, где соловьи,
Я обязательно приду,
Лишь только позови.

                 

Я  ПРОБУДИТЬ  ТЕБЯ  СУМЕЮ

Я пробудить тебя сумею
От дремы тягостной твоей.
Теплом души своей согрею,
Но только ты в меня поверь.


Тебе подставить я сумею
Свое плечо и два крыла.
Ты обопрись, не бойся, смело,
Меня любовь к тебе вела.


Не обещаю я хвастливо
Звезду с небес тебе достать.
Хочу лишь, чтобы ты счастливо
Уснула, коль захочешь спать.


И пусть не мучают кошмары,
И пусть уйдет из сердца боль.
Не ожидай небесной кары,
Тебя спасет моя любовь.

                   

       НАМ  НЕ  СТРАШНЫ...

Нам не страшны с тобой невзгоды,
Пока горит в сердцах любовь.
Текут, текут, как воды, годы,
А я влюбляюсь вновь и вновь.


Всепроникающая нежность
Меня от горечи целит.
Страна любви, сама безбрежность,
Все тянет, тянет, как магнит.


Я не могу тобой напиться,
О, мой живительный родник!
Твой голос по ночам мне мнится
И что-то шепчет, как тростник.


Я из него, как Пан когда-то,
Свирель иль флейту сотворю
И просто, незамысловато
Признаюсь, как тебя люблю.


Мне в жизни не страшны невзгоды,
Пока ведет в пути любовь.
Ее целительные всходы
Дают мне силы вновь и вновь.

                          

                   ОБЕРЕГ

С весной прекрасные сапфиры
В садах души пусть расцветут.
И зовы златозвучной лиры
С Вершины ветры донесут.


Средь серых будней ежедневных
От клеветы хранима будь.
Имей друзей с собою верных,
Чтоб разделили горний путь.


Звучит пусть вечно гимн пасхальный.
Все станет на круги своя.
И на пути свершений дальнем
Пусть светит в сумраке Маяк.

                            

ТЮЛЬПАНОВ  ПЫШНЫЕ  ТЮРБАНЫ

Тюльпанов пышные тюрбаны
Тебе, как в старь, к ногам сложу.
Я не прошу высоких санов,
Довольно чести и пажу.


Дышать тем воздухом, что дышишь,
Ловить с надеждою твой взгляд...
Пусть не всегда меня ты слышишь,
Но, близ тебя я жизни рад.

                              

   ХРАНИ  ТЕБЯ  ГОСПОДЬ

Храни тебя Господь, моя родная,
От пересудов, зависти людской.
Для них всегда ты будешь не такая,
Средь них ты не найдешь себе покой.


Укусы, пересуды и наветы,
Общаги тусклой годы бытия...
Их чувства, видно, навсегда задеты,
Что ты живешь без страха и нытья.


Что от природы вовсе не такая.
К толпе не жмешься, никому не льстишь.
Храни тебя Господь, моя родная.
Вот только жаль, что ты со мной молчишь.