Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

   РОДНИК  ДУШИ  МОЕЙ... 

Родник души моей хрустальный,
Склоняюсь нежно пред тобой.
Пробился ты в породе скальной,
Чтобы очистить разум мой.


Ты напоил мой дух тревожный
И крылья звездам устремил.
Дрожу, чтоб шаг неосторожный
Теченья вод не замутил.


В минуты скорби иль сомненья
Он Верой напоит меня
И в трудный час ночного бденья
Взбодрит, любовью осеня.

                        

                    РОДИНА

Во вселенной нет другой планеты,
Где бы солнце так светило золотое.
Где бы птицы просыпались на рассвете,
Гимну солнца щебетаньем вторя.


Где б роса на изумрудных травах
Драгоценными камнями так искрилась,
Вся природа пела песню славы,
Где бы сердце от любви так сильно билось.


Где вода так негой омывает
И на вкус бывает слаще меда,
Красивей планеты не бывает
Для землян в любое время года.


Снег ли белый дерева укутал,
Иль цветут сады в начале мая,
Я ни с кем родную Землю бы не спутал,
Средь других миров распознавая.


Возвращаясь из далеких странствий
На знакомые до боли трассы Терры,
Вновь войду в родимое пространство
И сольюсь душой с Земною сферой.

                           

     ГЛУБИНКА

Затерялись в снегах            
Деревеньки России,
В белоснежных полях
Под шатром ярко синим.       


Солнце светит в тиши,
Воздух ясный, студеный.
Средь равнинной глуши
Целый мир погребенный.


Спят под снегом поля,
Задремали дубравы.
Только сосны стоят
Часовыми заставы.


Избы спрятались в снег,
Сверху шапкой накрылись.
Лишь над трубами вверх
Струйки дымные взвились.


От жилья до жилья
Протоптали тропинки.
В необъятных полях
Мир живет по старинке.


Где-то там города
С неизбежным прогрессом.
За торосами льда
И за снежной завесой.


Здесь же долгой зимой
Время вроде застыло,
Под ледовой тюрьмой
Дремлет птицей бескрылой.

                   

Скольжу по жизни, как по сини вод,
Я сам себе и адмирал, и флот.
Я сам себе команды отдаю,
На полных парусах иду в строю.


Хватало в жизни рифов и штормов.
Не раз терял друзей и теплый кров,
Но не сменил компас своей души,
Не разменял мечту я на гроши.


Мне откровенно жаль всех тех бедняг,
Кто мертво встал на вечных якорях.
Да тех, кто без руля пустился в путь,
Себя надеясь и Фортуну обмануть.


Одно лишь только душу бередит –
Мне лягушатник мелочный претит,
И тянет на просторы, в океан,
Чтоб повидать еще немало стран.


Плыву по жизни, как по сини вод.
В душе моей живет законов свод.
Пусть ветер свежий наполняет паруса,
И мой порыв благословляют небеса.

                          

            МОЕ  КРЕДО

Мое кредо – вперед и вперед!
Самый полный на всех парусах.
Пусть навстречу навалится Норд,
Все расчеты к чертям и страх.


Я по жизни вилять не привык.
Мне спокойная одурь – как нож.
Свежий ветер и чаек крик...
К цели рвемся из тысячи кож.


Мне твердят, что открыто уж все,
Что за эту черту нельзя.
Пусть я буду упрямым ослом,
Проживу свою жизнь не зря.


Сам себе стремлюсь доказать,
Ведь наш мир не тот примитив,
Что пытаются нам показать
В близорукий свой объектив.


Мое кредо – вперед и вперед!
К неизведанным тайнам рвусь.
Хоть и горек истины плод.
К миру старому я не вернусь.

                   

Не будьте к себе жестокими,
Воздастся всем по делам!
Итак уж одиноки мы,
Пьем горечь и мед пополам.


Забыв, что милосердие
Гораздо лучше угроз,
Мы с очень большим усердием
Растим шипы вместо роз.


Все в жизни твоей перемелется,
Смягчатся в любви сердца.
Назло очевидному верится:
Любовь победит до конца!

                 

Тоска внезапно непомерным
На душу бременем легла.
В неясных сумерках, наверно,
Она меня подстерегла.


Не знаю, плакать иль смеяться,
Что это – счастье иль порок?
Доколе будет сердце рваться
В путь дальний за родной порог?


Иль может лишь одни терзанья
Встают, бескрайность разверзав?
Но негасим огонь дерзаний,
Летит мой Дух, миры связав.

                    

  ПРЕД  БОГОМАТЕРЬЮ

Стою, застыв пред образами,
Себя средь ночи растворив,
Свечи лишь трепетное пламя
Творит молитвенный мотив.


Эфир колеблется, клубится,
Все покрывает пелена,
Я чувствую, иль только мнится −
Вот-вот с тоской вздохнет Она.


Вздохнет от ноши непомерной,
Что давит плечи, давит грудь.
Великой жертвой беспримерной
С рожденья ей означен путь.


Неужто зря в то лихолетье
Был на закланье Он отдан?
Огонь свечи, колеблясь, меркнет,
Скрывая вновь творенья план…

                             

   БАЛОВЕНЬ  СУДЬБЫ

Лечу опять куда-то в бездну,
Миг в бесконечности распяв,
Став для всего уж бесполезным,
В борьбе с самим собой устав.


Однако мозг сверлит надежда
В объятьях тягостной тоски:
«Пройдет и это все, как прежде,
Начну с нуля, собрав куски».

                         

ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

По узким улочкам Подола,
Таким, как двести лет назад,
Пройдем когда-нибудь мы снова
Порой вечерней в листопад.


И, распластав горбушкой спины
Своих брусчатых мостовых,
Они тихонько о любви нам
Споют напевы лет былых.


И будет рваться сердце снова
В неутолимый свой полет
Над царством старого Подола,
Не знаю лишь в который год.

                           

      СОФИЙСКИЙ  СОБОР

Склоняюсь молча пред Святыней,
Что рвется ввысь уж тыщу лет.
Велик твой облик и поныне,
Хотя в другой наряд одет.


Но Дух могучий непокорный
Ты и поныне сохранил,
Меня позвал под свод просторный,
Чутьем душевным одарил.


Все так же руки протянула
Ко мне навстречу Божья Мать,
Как будто в память мне вдохнула
Все то, что я хотел понять.


Понять суровую духовность
Страданий Родины моей,
Родства таинственную кровность,
Что повязала всех людей.


Я ощутил неудержимый
Поток, влекущий вверх меня,
Как будто бы Отец единый
Позвал, любовью осеня.

                          

Враз отказали тормоза,
Сползаю вниз все круче, круче...
Вылазят из орбит глаза,
Один вопрос лишь только мучит:


Кому се надобно, скажи,
Кто заварил всю эту кашу?
Вишу над пропастью во лжи,
Не важно − нашей или вашей.


Все тоньше нить, все глубже вдох,
Цежу сквозь зубы в исступленьи:
«Неужто позабыл нас Бог,
И нам не будет искупленья?


Скажи, всевидящий Творец,
Зачем тебе все наши страсти?
Колюч терновый Твой венец.
Спаси нас, Боже, от напасти!».

                          

Живой цветок, сухие травы,
Сплелось все в жизни – не разъять.
Бальзам соседствует с отравой,
С растленной плотью – божья рать.


Судьба поставила все на кон,
Не разменяйся на гроши.
Все потерял – осталось плакать,
Но плакать, друг мой, не спеши.


Найти те силы в час забвенья
Увы, не каждому дано.
Восстанет дух иль плоти тленье,
Сказать заранье мудрено.


Святые лики смотрят молча
На нашу горькую юдоль.
Когда толпа глумится, корчась,
Себе лукавить не позволь.


Уговорить себя несложно
Пойти на малый компромисс,
Но каждый шаг твой в жизни ложный
В конце концов потянет вниз.


Живой цветок, сухие травы
Сплелось все в жизни, как узнать?
Хлебнешь ли сладостной отравы,
Иль ближе сердцу божья рать.

                            

  ДЕТСКОЕ

Через дорогу,
За забором – вязь.
Всегда с осенним
Ветром в споре Князь.


Под дуновеньем
Сыплет долу лист.
И слышен в ветвях
Вяза голых свист.


Лишь одинокая
Ворона бродит там.
Ее к забору
Тоже клонит – срам.


Еще по крыше
Часто бродит кот,
С ума соседских
Кошек сводит, вот.


Через дорогу,
За забором − вязь.
Остался голым
С ветром в споре Князь.