Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

          ДЕТИ – АНГЕЛЫ

Дети – ангелы, дарованные небом,
Как благая посланная весть,
Как причастие святым вином и хлебом,
Как сокровища, которые не счесть.


Нежно души в дланях опуская
В колыбели дивных детских снов,
Как благословенья отпуская,
Мать Природа им готовит кров!


Духи Звезд, как Маленькие Принцы,
Совершив магический обряд,
Оседлав загадочного сфинкса,
Ширь земную вскоре покорят.

                  

        КОНЦЕРТ  В  СОБОРЕ

Под своды храма музыка взвилась,
Молитвой детский голос зазвучал.
Ключом хрустальным песня полилась,
Чуть слышно хор небесный подпевал.


И нисходила сверху благодать.
Сердца, что очерствели в тьме ночной,
Спешили капли нежности вобрать,
Чтоб зазвучать натянутой струной.


Вдруг слезы навернулись на глазах,
И трепет снизошел до дна души.
Исчезли вмиг униженность и страх,
И каждый в этот миг любить спешил.


А голос все тянул златую нить.
Ах, только бы она не порвалась!
И слез своих уж не спешили скрыть,
Лишь только б песнь хрустальная лилась.


И время свой остановило ход,
И каждый зачарованно внимал,
Как вместе с музыкой любовь лилась под свод,
В торжественный суммируясь хорал.

                                 

              МЕЧТА

Мечта, словно алый парус
В порыве ветра надежд,
Не рухнет во век, как Икарус,
Под громкие вопли невежд.


Тугой, под напором ветра,
Пусть парус летит вперед!
И вслед за мечтою светлой
Пронзает небесный свод.


Чем крепче в порыве ветер,
Тем сбыться мечте скорей.
Пусть будет полет твой светел,
Пусть будет порыв сильней!

                   

      НОЧЬ  ВОЛШЕБСТВА

Накинув черный бархат, как полог,
От взоров пряча свой прекрасный лик,
Ночь тихо улеглась у моих ног,
Чтоб не спугнуть торжественности миг.


На бархате блистают жемчуга,
И месяц вышит чистым серебром,
И где-то там сокрыты берега,
Которых мне не описать пером.


Средь океана уличных огней
Застыла на морозе тишина.
Прижми ее к груди и обогрей,
Чтоб насладиться счастьем сполна.


Себя Христом-младенцем ощутив
У Матери-Природы на руках,
Вселенную в объятья заключив,
Прошествуешь победно ты в веках.


Пусть будет в каждой жизни Гефсиман,
И будет дух в который раз распят.
Но ты докажешь: смерть – это обман.
Пройдя распятье, станешь трижды свят.


Вот-вот уже приблизится рассвет,
И Вифлеемская звезда блеснет вдали,
И будет освещать ее нам свет
Восход невиданной досель в веках зари!

                             

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ  ВЕЧЕР

Неясной мерцающей плошкой
В соседнем московском дворе
Таинственно светит окошко
Средь белых снегов в январе.


Овальное, словно бы в замке,
Пленяет своей красотой,
И ветви деревьев, как рампа,
И занавес снега косой.


В не поздний рождественский вечер
В соседнем посольском дворе
Предвестником будущей встречи
Светилось окно в январе.

                  

ИССИНЯ-СЕРЕБРИСТЫЕ  МИРЫ

Осколком серебряной пыли
Откуда-то издалека
Снежинки огромные плыли,
Собой заслонив облака.


Там где-то волшебные дали,
Где воздух серебряно чист,
Где нас в колыбели качали,
Где свет непомерно лучист…


Плывя с запредельным приветом,
Неся чистоту и любовь,
Ложатся, как два эполета,
На плечи прохожих все вновь.


Как будто миры зачиная,
Себя на закланье отдав,
Снежинки, пречисто сияя,
Летят, безысходность поправ!

                     

     УГОРАЗДИЛО

Снег косой занавеской
Скрыл леса и поля.
Ветер сильный и резкий
Воздух словно спаял.


Рано как-то стемнело,
И не видно ни зги.
Все в душе околело,
Смерзлись комом мозги.


Чу, вдали, словно призрак,
Светляком вспыхнул вдруг
То ли знак моей тризны,
То ль мираж зимних вьюг.


Может, бес веселится,
Мой почуяв предел.
Хватит, хватит резвиться,
Вишь, совсем ошалел.


Может, все же избушки
Замерцал огонек?
Отогреться бы кружкой,
Уж совсем я продрог.


Прислониться бы к печке
И вобрать все тепло.
Задремать перед свечкой,
Слыша вой за окном.


А на утро дивиться
На деревьев наряд.
Как поляна искрится,
Как снежинки горят.


Позабыть непогоду
И досадный просчет.
Мне б вернуть мои годы,
Ну, да это не в счет.

              

  ТЕПЛЫЙ  ВЕЧЕР

Тихо-тихо за окошком
Теплый вечер угасал.
Мягкой лапой, словно кошка,
Крался сумрака вассал.


Кто-то с трепетной любовью
Вывел бусинки огней.
Вдруг густой собольей бровью
Ночь вспорхнула из дверей.


Стало на сердце уютно
В неразгаданной тиши.
Кроны лип темнеют смутно,
Уж в округе ни души.


Канул вместе с суетою
Безвозвратно этот день,
Ночь прекрасной наготою
Полонила мира сень.

                   

                    ЗАКАТ

Солнце ниже, ниже к горизонту.
Вот по крышам лишь лучи скользят.
Вспыхнут дружно заревом по фронту,
Душу мне в конец разбередят.


Почему так грусть закат наводит?
Сам не знаю точно, почему.
Что-то светлое ко мне с небес нисходит,
Вовсе не подвластное уму.


Наплывет туман воспоминаний
Невесомой белой кисеей.
Легкие воздушные лобзанья
Негой наполняют разум мой.


Я очнусь, когда зажгутся звезды,
Теплоту душою сохранив,
Словно зерна в частые борозды
Бросил под пленительный мотив.

                           

                  Я  РАД

Я рад встречать погожий день,
Глядя, как солнце красит кроны,
И голубая неба сень
Горит над царствием зеленым.


Я рад смотреть, как воробьи
Снуют на ветках, ссорясь громко,
Смотреть, как в небе журавли
Скользят на юг вуалью тонкой.


Я рад рассветной тишине,
Осенним пряным ароматам,
Как на серебряной волне
Под парусами мчать фрегатом.


Я рад дарованному дню,
Дышать свободно грудью полной,
Дать шпоры своему коню,
Несясь по жизни взрывом молний.

                            

Анютиных глазок букетик,
Видений прекрасных души,
На клумбе в саду я приметил,
И тут же сорвать поспешил.


Пусть дом мой собою украсят,
Уселся удобней на стул...
Уж полночь, вот-вот свет погасят,
Но я до утра не уснул.


Все думал и думал о прошлом,
Ушедшей далекой поре,
О тонком, высоком и пошлом,
Лишь смежил глаза на заре.


А было прекрасное утро,
Верхушки окрасил восход.
Своей золотистою пудрой
У птиц пробудил он восторг.


Погожий денек зачинался.
Трава, как в брильянтах, в росе...
Опять я невольно поддался
Чарующей дивной красе.

                       

          СУЕТА  СУЕТ

Все в этом мире преходяще:
Богатство, слава, жизнь и честь.
Все то, что было меда слаще –
Поклонницы, азарт и лесть –


Все это было, было, было,
Теперь уж не волнует кровь.
Как суета вся опостыла!
Лишь тянет сладостный покой.


Все то, к чему мы так стремились,
Ревниво, страстно берегли,
Зачем, скажите нам на милость,
Коль годы на плечи легли?


Все бренно в мире преходящем,
Пока ты в силах, то дерзай!
А после станет меда слаще
Покой и жизнь, ты так и знай.

                           

Я утешение в молитве
Своим терзаньям нахожу,
Как будто бы от сердца бритву
Одним движеньем отвожу.


И все, что на душу нахлынет,
Страстей неугомонный рой –
Все на себя молитва примет
Ночною сумрачной порой.


В подлунном мире, слава Богу,
Все катит мудрой чередой.
Взамен унынью и тревоге
Приходит светлый день порой.


И вновь сияют жизни краски!
Вдруг перестало сердце ныть.
Мы ощущаем Солнца ласку,
А значит, начинаем жить!          

                       

                 ОКОШКО

Нежно светит в ночи мне окошко,
А вокруг предрассветный покой.
Вьется близь одинокая мошка,
В ноздри бьет трав пахучих настой.


С неба сыплются спелые звезды,
Что бы мне в этот час загадать?
Может, это вообще не серьезно,
Может, хватит в гляделки играть?


Жалко мне тишины безмятежной,
Хоть на пару мгновений замру,
Растворюсь в океане безбрежном,
Встречу с радостным сердцем зарю.


Нет ни страхам цены, ни тревогам,
Полновесная жизнь все ж ценней.
По нехоженым тропам-дорогам
Устремлюсь в жерло будущих дней...


Нежно светит в ночи мне окошко,
На душе тишина и покой.
С неба сыплются звездные крошки,
Рассыпаясь жемчужной строфой.

                               

НОВОГОДНИЕ  ПОДАРКИ

Новогодние подарки:
Зайцы, тигры, кенгуру...
Обветшалые ремарки
К нам приходят поутру.


Как досадные помарки,
Зло вторгаясь в наши сны,
Обветшалые ремарки
Прошлой горечи полны.


Сны приходят и уходят,
Оставляя с этим жить,
Любоваться мишурою,
О пустяшном говорить.


Новогодние игрушки,
Карнавалы, конфетти...
Все же жизнь – не погремушка,
Как ее ты не верти.


Не заменит жизни сладость
Самый сладкий рафинад.
К нам приходит наша радость
Вовсе не из-за наград.


Новогодние подарки
Входят грустно в новый год.
Обветшалые ремарки
Всплыли задом наперед.

                     

Мерцанье лампочек в гирляндах,
Блеск новогодней мишуры...
Все выглядит немного странно –
Фантасмагорией жары.


Мелькают маски в вихре танца,
От пестроты в глазах туман.
Остаться трезвым нету шанса,
Кругом веселье и обман.


Мир в эту ночь, как видно, тронут –
И стар, и млад нигде не спит,
В разгулах волн безумцы тонут,
Себя счастливцем каждый мнит.


Но вот невидимой чертою
Отрежет время Новый год.
И новый день завесу вскроет,
А там... все тот же горький плод.

                            

              ЯСНОСТЬ

Прогорели поленья в печурке,
Ну да ладно, уж скоро рассвет.
Наигрался по горло я в жмурки,
Только ясности все-таки нет.


Все подернуто, словно бы дымкой,
Взгляд уперся в белесый туман.
Ну да мне не впервой, не в новинку,
Твердо знаю – все это обман.


Мне б прорваться туда, к горизонту,
Где стартует Святая Заря.
Там, где мрак отступает по фронту,
Где усилия будут не зря.


Мне б в упор наглядеться на Долю,
Ненавижу гуманную ложь.
Долю выпущу честно на волю,
Пусть взойдет, как озимая рожь.


Прогорели поленья в печурке,
Ну да ладно, уж скоро рассвет.
Наигрался по жизни я в жмурки,
Дым глотая чужих сигарет.

                         

      ПСИХОВРАЧЕВАНИЕ

Порой так сложны наши чувства!
То гнев, то ревность, град обид.
В душе ведь не бывает пусто,
Как часто боль внутри саднит.


Каким снадобьем иль бальзамом
Душевную излечишь хворь?
Застолья, вина, фимиамы
Слегка приглушат только боль.


Забвенья не ищите в пьянстве,
Лекарства нет от всех обид.
Все дело лишь в непостоянстве.
Уймись, пока душа скорбит.


Пустые часто мнятся страхи
Потерь любимых, страх измен.
Себя с готовностью на плахе
Терзать готовы мы взамен.


А стоит лишь остановиться,
Окинуть все со стороны,
Собой в зерцало надивиться
И... объявить конец войны.


Порой так ложны наши чувства,
Попробуй сразу разберись.
Не жди, когда все станет пусто,
Душою к свету развернись!

                  

Соберу, словно крошки хлеба,
Сохраню, как последний глоток
Еле слышные Знаки Неба,
Заверну в свой заветный платок.


На себе спрячу ближе к сердцу
То, что стало дороже всего.
Частоту я не меряю в герцах,
За посланьем лишь вижу Его.


Он идет по росе в белых платьях –
Тот, кто Лжи объявил войну,
Тот, кто принял свое распятье,
Тот, кто Жив вопреки всему.


Кто ведет нас Небесной дорогой,
Кто не ведает страха в пути,
Тот, кто Истине следует строго.
Я за ним не устану идти.


Соберу, словно крошки хлеба
Я познанья свои в узелок.
В путь далекий дорогой Неба,
Бросив свой захудалый мирок.

                        

               ДЕТСКАЯ

Стынет за окном ночная мгла,
Ну а в детской удивительно уютно.
Круглый свой фонарь луна зажгла,
Освещая подоконник смутно.


Канарейка в лунном свете спит,
Желтым шариком на прутик взгромоздившись.
Внучка сладко в полутьме сопит,
Щечку на ладошке примостивши.


Долгожданный наступил покой,
Прочтена вечерняя молитва.
Обратив в пространство взор немой,
Я черпаю звездную палитру.


Дух вселенский, крылья распластав,
План свой в жизнь немыслимый проводит.
Звезды зажигая неспроста,
Закружив в небесном хороводе.

                            

       ЗИМНИЙ  ВЕЧЕР

Уютно вечером сидится у окна,
Когда на улице бушует непогода.
Луна за облаками чуть видна,
Темнеет рано в это время года.


С небес мохнатый валит снег,
Все белизной вокруг сияет.
Ложиться спать в такую пору грех,
Душа в безмолвье просто отдыхает.


Привычная затихла суета,
Угомонились за стеною внуки,
Входная дверь надежно заперта,
Но нет в душе и тени скуки.


Я просто упиваюсь тишиной,
Строка из-под пера легко ложится.
У времени и бег совсем иной.
Уж полночь, но никак не спится.


Уютно вечером сидится у окна,
А за стеной посапывают внуки.
И чашка с чаем до краев полна,
И рифма лечит от унылой скуки.

                        

        ПРОСТАЯ  ПЕСНЯ

Я ангелом взлечу под поднебесье,
Я воспарю над бренной суетой
И птицею спою простую песню,
Простую песнь, что сделалась святой.


Пусть эта песнь вплетется в жизни древо,
Пусть эта песнь звучит в сердцах людей,
Пусть сок небес Земли наполнит чрево,
Мечта взлетит, как стая лебедей.


Пусть станет человечество крылатым,
Пусть станут близкими далекие миры,
Святыни наши есть и будут святы.
Да будут святы звездные дары!


Я ангелом взлечу под поднебесье,
Я воспарю над бренной суетой
И там спою свою простую песню,
Простую песнь, что сделалась святой.

                                    

                  ПОЛЕТ

Все соткано праздничным светом,
Искрится, лучится, поет,
Прекрасным весенним сонетом
Восторг из мгновения вьет.


Сам воздух бодрящий и свежий,
Душа так и рвется вперед,
Взлететь над Кремлем, над Манежем
В беззвучный скользящий полет.


И вдруг, вопреки всем законам,
Назло притяженью лечу
Над быта унылым полоном,
Зажег в своем сердце свечу.


Душа вместе с солнцем вспылала,
Весь мир отразив, как в воде,
"Но только мне этого мало!" –
Долблю в исступленьи себе.

                           

        СВЕТИЛЬНИК

На изящной ножке-стебле,
Словно сказочный фонарь,
Мой светильник, сердцу внемля,
Свет бросает в ночи даль.


Расстоянья сокращая,
Дни томительных разлук,
Он надежду освещает,
Уловив твой сердца стук.


Словно лампа Аладдина,
Волшебство во тьме творя,
Наши вместе половины
Видно он сложил не зря.


На изящной ножке-стебле,
Расстояньям вопреки,
Мой светильник сердцу внемлет
Среди звезд ночной реки.

                    

                ДОЧЕРИ

Найти себя желаю в жизни
В безумный наш двадцатый век.
Как ни была б судьба капризной,
Держи назло всему свой верх.


Пылай, цвети здоровьем юным,
Блистай талантом, красотой.
Дерзай всегда в миру подлунном,
Умыта утренней росой.

                 

                       ОДА
                   (ВНУЧКЕ)

О, Ангел Солнца лучезарный!
Вошли любовь и счастье к нам.
Уж год ты в этом мире тварном,
Подвластна лишь самим богам.


Своею царственною ножкой
Ступаешь бойко по коврам.
Пока еще ты только крошка,
Звезда, неведомая нам.


Не будем торопить мы время,
Пусть водопадом льется смех.
Твое не ангельское бремя
Пока мы делим между всех.


Защитой будет и опорой
Пускай твой новый отчий дом.
Любима всеми ты без споров,
Живи и здравствуй смело в нем!

                    

    КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Когда малютка светлячок
Зажжет фонарик свой,
Ложись, родная, на бочок,
Глаза свои закрой.


Тебе я песенку спою, 
Как рыбки спят в пруду.
Спи, Зайка милая моя,
Спи, баюшки-баю.


Когда рогатая луна
Купается в реке,
Твоя хрустальная страна
Уже невдалеке.


Тебе я песенку спою,
Как птички спят в саду.
Засни же, милая моя,
Спи, баюшки-баю.


Когда подует ветерок,
Зашелестит листва,
Пусть охраняет от тревог
Жар яркого костра.


Тебе я песенку спою, 
Как в парке спят цветы.
Спи, ненаглядная моя,
Соцветье красоты.

             

Ручонки маленькой девчонки,
Доверчивый наивный взгляд.
Как колокольчик, голос звонкий,
И щечки маками горят.


Глаза, как блюдца голубые,
Бездонны, словно небеса,
По-детски вечно озорные...
Какая, Боже, в них краса!


Характер бойкий, неуемный.
Два хвостика торчат вразлет.
С утра весь день неугомонно
Щебечет, скачет взад-вперед.


Какая радость, сколько счастья
Нам подарили небеса!
Прошу, Господь, своею Властью
Продли все эти чудеса!

                         

  НА  ПРОГУЛКЕ

Упоительно девочка
Бьет по луже прутом.
Разлетаются капельки
По асфальту кругом.


Мир чудес отражается
В каждой капле воды.
В сердце маленькой девочки
Расцветают сады.


Нет счастливей создания,
Погруженного в труд.
Посреди мироздания
Расцветает салют.

               

ВНУКУ  СВЯТОСЛАВУ

Уютно вечером сидеть
У камелька в тепле.
В окно замерзшее смотреть
С узором на стекле.


Своим дыханием прогреть
Прозрачный пятачок,
И на луну во тьме смотреть
Размером с кулачок.


И потаенное свое,
Что теплится в душе,
Пустить туда, в ночной полет,
Не для чужих ушей.


Возможно, твой заветный друг
Воспримет сердцем весть.
И ничего не скажет вслух
В ответ на твою песнь.

                     

В ромашковом поле бы мне отлежаться,
Лежать и свободой своей наслаждаться.
Раскинуть бы руки, прищурив глаза,
Чтоб взять себя в руки, зажать тормоза.


Вишь, юзом как тащит по скользкой дороге,
Что может быть слаще воздушной тревоги.
Но нервы ни к черту, устали глаза
К тому ж разболтались совсем тормоза.


А время не ждет и хлыстом подгоняет.
Лишь только вперед, остановки не знает.
Уж слились деревья сплошной полосой,
И где-то не дремлет старуха с косой.


А адреналин, как вода, закипает,
И тело летящей кометой пылает.
Зубами зажал расшалившийся пульс.
Добиться победы, а там уже пусть...


В ромашковом поле бы мне отлежаться,
Лежать и свободой своей наслаждаться.
Раскинуть бы руки, прищурив глаза,
Такая вот штука – мои тормоза.

                      

     НА  ПОЛНОМ  СКАКУ

На высокой пронзительной ноте
Неожиданно вдруг порвалась
Нить златая меж небом и плотью,
Та, что жизни струною звалась.


И при этом никто не заметил
В толчее городской суетной,
Как полет был прекрасен и светел
В устремленьи любви беззаветной.

                              

Порядок праздничный разрушив,
Срывая пышный балахон,
Я затыкаю крепче уши,
Назойливый не слышать звон.


Скорей за город, на природу,
Скорей на вольные луга,
Где реки мерно катят воду,
Где сена высятся стога.


Где ветры гонят, гонят тучи,
Где соком брызжет яркий свет,
Где на краю земли, над кручей,
Несу я запредельный бред.


Не осмеют и не освищут
Меня на праздничном пиру.
Своей душе нашел я пищу
В просторах вольных на ветру.

                           

 НОЧЬ  НАД  ФЛАМАНДИЕЙ

Раскинув сети сумерек над морем,
Луна, скрывая лик под капюшоном,
В серебряном чарующем уборе
За тучами застыла отрешенно.


Над утлыми баркасами склонилась,
Как будто над висящей колыбелью,
На лики безмятежные дивилась,
На скромные рыбацкие постели.


И, мне казалось, тихо напевая,
Она слегка покачивала лодки,
Покой и нежность песней навевая,
Вносила радость в отдых их короткий.


Соленый воздух над пустынной гладью
Таил в се6е вселенскую загадку,
Расчесывая гребнем прядь за прядью,
Играла ночь с Авророй чудной в прятки.

                                     

           ДВЕ  РОЗЫ

Февраль, трескучие морозы,
Окно подернуто ледком. 
На подоконнике две розы...
Чуть брезжит свет над комельком.


Уже не долго до рассвета,
Уже недолго до весны,
Вот-вот и вспыхнет лучик света,
И зимние померкнут сны.


Душа тревожна ожиданьем
Того, чего не может быть.
То ль отблеска того свиданья,
То ль меда первого лобзанья,
Чего уже нам не забыть.

                     

         БРИГАНТИНА

Все так же летит бригантина
На алых своих парусах.
И в сердце все та же картина,
Как выбор на вечных весах.


Кто мыслит не столь приземленно,
Кто искру в душе сохранил,
Тот носит в себе непременно
Прообраз магических сил.


Та магия зиждется в риске,
В уменьи других поддержать
Без драмы, без лишнего писка
И жизнь, если надо, отдать.


Пусть штормы, житейские бури
Грозят посадить нас на риф,
Судьба свои брови нахмурит,
Но к цели летит своей бриг.


Навстречу проносятся годы,
Вкрутую меняется мир,
Взошли все ж романтики всходы,
И наш торжествует кумир.


Все так же летит бригантина
На алых своих парусах,
И просто, совсем не картинно,
По жизни стою на часах.

                      

За райские услады
Приходит жизни счет,
Когда уже не радуют
Ни слава, ни почет,


Ни жаркие объятья,
Застольный шум и гам.
И ни по моде платья,
Пошитые для дам.


Ни ночи, проведенные
За карточным столом.
Запросы стали скромные,
Все поросло быльем.


И вдруг возник, как призрак,
Нежданный кредитор
Далекой сладкой жизни…
Сколь минуло с тех пор?


За райские услады
Вернулся жизни счет.
Мы тихо лишь вздыхаем
С досадою: «О, черт!».

                   

Звучала счастья призрачная нота,
Создав иллюзию гармонии души.
Как будто тонким слоем позолоты
Покрыть Лукавый этот мир спешил.


Как будто он во всю старался
Свести людей бессовестно с ума.
Как будто бренный мир с цепи сорвался,
Не понимая, в чем же здесь обман.


Ведь был он создан вовсе не для счастья,
За ним гоняться − праздная лишь блажь.
Во дни тревог и бурного ненастья
За виражом мир делает вираж.


Когда в душе твоей звучит набат тревожный,
Когда игра идет на смерть, а не на жизнь,
Отбрось безжалостно потуг терзаний ложных,
Лишь трезвых помыслов в душе своей держись.


Звучала счастья призрачная нота,
Создав иллюзию в блаженстве вечном жить,
Как будто всех заворожило что-то,
Чтобы забвенья ядом опоить.

                                  

         ПРОСТО  БЛЮЗ

И снова дождь по лужам бьет,
И капли − веером вразлет.
Кому-то, может быть, придет
В пути удача!


А я, прищурив глаз, гляжу
И нужных слов не нахожу.
Душа так жаждет куражу
И не иначе!


Уже течет за воротник,
Вот-вот наступит этот миг,
Когда в конец закоротит
Стальные нервы.


А дождь внезапно как-то сник...
Ну что, продержимся, старик.
Тишь не разбудит грубый крик.
Нам ведь не впервый!

                         

                 БЕГА

Изможденные лошадки
Скачут бешено по кругу.
В жизни все совсем не гладко,
Мы нужны всегда друг другу.


В жизни все совсем не сладко,
Мир далек от всех идиллий.
Изможденные лошадки −
Хлопья пены, тучи пыли.


Дело вовсе не в азарте,
Лишь одна необходимость.
Все поставлено на карту,
Отдано на Божью милость.


Где же в гонке победитель,
И нужны ль кому-то судьи?
Сил последних похититель
Нас с тобой вконец рассудит!


Изможденные лошадки,
Напрягите ваши спины.
Всем нам, вроде бы, несладко,
Все мы стимулом гонимы.


В жизни все совсем не гладко
Мы нужны с тобой друг другу.
Всем нам временно несладко.
Подтяни сильней подпругу!

                        

Коли у ног простерта Вечность,
К чему считать нам каждый год?
Когда наш дом – вся Бесконечность,
Не важно, кто и где живет.


Все прошлое, накопленное нами,
Пошло, как водится, в премудрости багаж.
А нам − вперед под всеми парусами
Без скидок на прожитый стаж.


Полста, по сути, ведь − не возраст,
Странички жизни ведь − еще не жизнь.
Начать сначала все еще не поздно,
А вдруг странички все же удались.


Взамен игры ума явилась мудрость,
Взамен напора – духа сталь.
Гораздо легче жить, когда кому-то нужен,
Тогда отдать всего себя не жаль.

                                    

Который раз уж круг замкнулся,
Не зря я, видно, поседел.
Увы, весь мир перевернулся,
Меня оставив не у дел.


Вот и довольствуюсь я малым,
От бурной жизни вдалеке,
Работаю себе швейцаром
С шевроном «ЧОП» на рукаве.


Зато с Эвтерпой вижусь часто,
К ней на поклон я прихожу.
Примазался к поэтов касте,
Стишки пишу для куражу.


Народ встречаю здесь столичный,
Сам мэр недавно наезжал.
Жаль, не видал его я лично,
И длань в поклоне не держал.


Бесстыдно, греховодник старый,
На дев младых вовсю гляжу.
А был ханжой когда-то ярым,
Совсем, видать, с ума схожу.


Но не судите меня строго,
В душе я молод и плечист.
Налейте мне стаканчик грога,
Я стану чудо как речист.

                           

                   МАЭСТРО

Льется музыка прозрачным светом,
А душа то плачет, то смеется.
Можно и не быть совсем поэтом...
Только сердцу в тишине неймется.


Можно и не быть совсем поэтом,
Лишь бы музыка в сердцах звучала.
Только б негасимым светом
Полыхало всех Миров Начало.


То восторг, то боль, а то отчаянье,
Чарами творящего оркестра
Вдруг ворвется в сердце неслучайно
Магией Небесного Маэстро.


Сколько длится миг очарованья,
Что с небес Он льет, то враз обрушит,
Возжигая чудное сиянье,
В наших душах через наши уши?

                               

                     ЛЮБОВЬ

Любовь − опьяняющий душу мед;
Любовь − освежающий мысли лед;
Любовь − ослепительный солнца жар;
Любовь − нам ниспосланный свыше дар;


Любовь − как волшебная трель соловья;
Любовь − как влекущая вглубь полынья;
Любовь − это первый подснежник в лесу;
Любовь − это ревности страстный сосуд;


Любовь − как цветущий весенний сад;
Любовь − изнутри разлагающий яд;
Любовь − это вечно стоящий вопрос;
Любовь − это режущий ухо "СОС";


Любовь − это подвиг, зовущий в бой;
Любовь − это смерч, укрощенный тобой;
Любовь − благородство прозревшей души;
Любовь − у колодца разбитый кувшин;


Любовь − это крылья, влекущие ввысь;
Любовь − это цепи, тянущие вниз;
Любовь покоряет, чарует, пленит;
Любовь − очищает, волнует, манит.

                                 

       СВЕТ  ФОНАРНЫЙ

Магия извечного пространства
Вспыхнула вечерними огнями.
Наступило время долгих странствий
Между миром и его тенями.


Магия баюкающих теней
Усыпила все мои тревоги.
Время для моих уютных бдений
Подходяще только для немногих.


Я парю в тиши отдохновенья,
Пригоршни огней в ладонь сгребая,
В чашу грез собрав свои виденья
Спящего по-детски крепко рая.


Магия полуночного бденья
Обнажает напрочь мою душу.
Все мои ночные откровенья
Утром свет зарей своей потушит.


А пока, восторги растворяя
Меж огней, поющих серенады,
Он парит среди ночного рая,
Исполином дремлющей армады.


Магия извечного пространства
Вековым инстинктом тянет душу.
В нескончаемый полет далеких странствий,
Там, где свет фонарный не потушен.

                                   

      РАННИЕ  СУМЕРКИ

Меж двух непримиримых сил
Есть равноденствия мгновенья,
Когда светило, завершив
Трудов титановых творенье,


Уходит мирно на покой,
Власа златые тихо пряча.
Овладевает мной покой,
Я забываю неудачи,


Что безудержною чредой
Меня, как лист осенний, кружат.
Под чьей чугунною пятой
Распластан я в осенней луже.


Я начинаю вдруг дышать,
Меж тьмой и светом полноценно.
Себя тихонько воскрешать,
Как древний мастер Авиценна.

                             

        МНЕ  СНИЛИСЬ  АНГЕЛЫ

Мне снились Ангелы с лазурными крылами,
Мне снилась та, что Матерью зовут.
Они над нами и отчасти с нами
Покров небесный неустанно ткут.


Мне снился домик там, за небесами,
Прелестные цветы и дивный сад.
Своей Любовью Та, которая над нами,
Рубин во мне зажгла в пятьсот карат.


С тех пор ношу такое ощущенье,
Что я когда-то между ними был.
Пройдя свое небесное крещенье,
Ушел на землю, обо всем забыв.


Мне снились Ангелы с лазурными крылами,
И Та, которую в веках всегда любил,
Она над нами и, конечно, с нами,
Но я тот сон, к несчастью, позабыл.

                                  

Начнем как с чистого листа,
Как начинают жить весною.
Не будем мы менять места,
Здесь мы останемся с тобою.


Я верю, прекратится, друг,
Вокруг вся эта вакханалья.
Тогда переведем мы дух,
И наши кончатся терзанья.


Терпеть я с детства не могу
Тлетворный запах всех коммерций.
Тебе, надеюсь, помогу
В душе открыть для света дверцу.


Я знаю, кончится туннель,
И впереди блестит надежда.
Лохмотья скинем мы, поверь,
Возьмем достойные одежды.


Не будем впредь стоять с тобой
В метро с протянутой рукою.
Ну, а пока, держись, друг мой!
Все мы отмечены судьбою.

                             

           НЕ  ЖАЛЕЙТЕ

Не жалейте прожитые годы,
Лучшее, что в них, всегда зачтется.
Не жалейте пролитые слезы,
Значит, сердце Ваше еще бьется.


Значит сердце бьется неустанно,
Есть в душе любовь и состраданье.
Значит чувства Ваши не пространны
И полны божественных дерзаний.


Коли мир вокруг не безразличен,
Коли дышите Вы в такт своей эпохе,
Значит, Дух Ваш, скажем, необычен,
Собирается в веках по крохе.


Не жалейте прожитые годы
Может, где-то Вас когда-то будут помнить,
Независимо от срока и погоды,
Независимо от радости и скорби.

                                  

        ЗАТМЕНИЕ  ЛУНЫ

Не раз уж в жизни был я предан.
Моя распятая душа
Сквозь сон и явь тихонько бредит,
Глаза и сердце иссуша.


Узнать бы мне, зачем же в муках,
Как всех, рожала меня мать,
Что мог я средь дремотной скуки
Полезного для всех создать?


Коль выпал жребий пасть на Землю
И жить среди людской толпы,
Дерзал в расцвете быть я первым:
«Кто ж примет бремя, как не ты?».


Сносил я молча пораженья,
Твердя: «Что ж, видно, не дорос».
Среди всеобщего броженья
Совать во все нелепо нос.


Все нынче шумно суетятся,
Того гляди, что зашибут.
В запале даже как-то злятся,
Боясь сорвать торжеств салют.


Куда соваться с благородством,
Коль в обществе другой стандарт.
Что выдвинешь ты против скотства,
Будь ты в душе хоть Бонапарт?


И кровоточит сердца рана,
И глас в пустыне глухо стих.
Луны затменья панорама
Рождает тенью этот стих.

                         

      ВЫСОКИЕ  ЧУВСТВА

Не стыдитесь проявленья чувств,
Это Ваша сила, а не слабость.
Был бы Мир безрадостен и пуст,
Потерял бы красоту и радость.


Потерял бы красочный закат
Прелесть, восторгающую душу.
Потерял цветы б весенний сад,
Если б чувства наши стали глуше.


Самый верный механический расчет
Не способен окрылить к полету,
Если чувства высшие не в счет,
Если стерты напрочь кем-то ноты.


Не стыдитесь проявленья чувств,
В них небесная таится сила.
Стал бы мир безрадостен и пуст,
И душа пустынна и бескрыла.

                            

 ЗДРАВСТВУЙ, ШКОЛА

Сиянье солнечных лучей
Восторгом омывает душу.
Ту безмятежность не разрушит
Промозглый хлад былых ночей.


С утра цветы, столпотворенье
Во всех дворах московских школ.
И стар, и млад сюда пришел,
Наполнен каждый вдохновеньем.


Погода дивная стоит.
Мила мне утренняя свежесть,
Когда все источает нежность,
Сам свиток жизни негой свит.


Улыбки красят сотни лиц,
В душе людей, как будто, праздник.
И лучик солнечный, проказник,
Сверкает сотней ярких спиц.


Пусть впредь сияние лучей
Людские омывает души,
И пусть ту радость не разрушит
Промозглый хлад лихих ночей.

                          

      КРУГ  СВЕРШЕНИЙ

Со всей невиданною страстью
Ждем наступленья Рождества,
Чтоб средь декабрьского ненастья
Вкусить всю прелесть торжества.


Готовим к празднику игрушки,
Принаряжаем пышно ель…
К друзьям на шумную пирушку
Мчим сквозь снега и сквозь метель.


Ах, что за чудо этот праздник,
Что знаменует Новый год!
Приходит в каждый дом, проказник,
Свершая свой круговорот.


Все вновь пойдет чредой по кругу,
Как то гласят календари.
На смену хладу, смену вьюге
Теплом природа одарит.


Ну, а пока под сенью ночи,
Сжигая свечи и сердца,
Желаем мы друзьям, что мочи,
Тепла и счастья без конца.


Здесь сокровенные подарки
От всей души вручать черед.
Ей-богу, только очень жалко,
Что канул в прошлое весь год!

                            

Солнце стало раньше спать ложиться,
Голые деревья не согрев.
По ночам тревожно как-то спится,
От проблем извечных одурел.


Ветер северный задул студеный,
Зябко ежится моя душа.
Стынет город на ветру огромный,
А в кармане снова ни гроша.


Одиноко тащится прохожий,
Низко в плечи голову вобрав.
Почему же я не толстокожий,
Я бы гуманизм в себе попрал.


Жил бы разухабисто, бездумно,
Прожигая каждый божий день.
Поступил бы я благоразумно,
Превратившись в старый дряхлый пень.

                          

ШЕПОТ  ЗВЕЗДНОГО  ПРИБОЯ

Тихий шепот ночной
Лучезарного лета.
Ритм звучит, как прибой,
Порождая сонеты.


Босановы мотив
Легкой дымкой кружится,
В сказку быль превратив,
Вдоволь чтоб насладиться.


Запах пряный ночи
Гармонирует с ритмом,
И в душе он звучит
Гимном звезд самобытно.


Память легким крылом
Чуть касается сердца.
Между явью и сном
Приоткроется дверца.


Как прекрасен тот мир
Чистотой непорочной!
Он восторг мне дарил
Яркий, дивный и сочный.


Мир фантазий и грез
Оказался вдруг явью.
Океан ярких звезд
Я в душе своей плавлю.


Он разлился во мне,
Как кипящее злато.
Все сияет в огне,
Все становится свято.


Так и тянет взлететь,
Повстречаться с зарею,
Гимн торжественный спеть
Тем, кто вечно со мною.


За такое, поверь,
И полжизни не жалко –
Заглянуть за ту дверь,
В неба чистого арку.


Тихий шепот ночной
Лучезарного лета.
Еле слышен прибой
Золотого рассвета.

               

ШОТЛАНДСКАЯ  ПЕСЕНКА

Хоть каплю нежности пролей,
Не будь ко мне черства,
Стань хоть немножечко добрей,
Любимая сестра.


Хоть каплю нежности пролей...
Холоден этот мир,
Не стал, как видно, он добрей
Под сладкий голос лир.


Когда приплясывает люд
Под гулкий звон монет,
Лишь только голос твой и люб,
В твоих глазах лишь свет.


Хоть каплю нежности пролей,
Ведь нежность – не слеза.
Да кубок грога мне налей
И загляни в глаза.

                         

ЧАРУЮЩИЙ  ВЕЧЕР

Чарующий вечер
И ласковый блюз.
Случайные встречи
В обители муз.


Игристым шампанским
Искрится задор.
И в танце испанском
Недюжий напор.


Эмоции льются
С вином через край,
И души несутся
В малиновый рай.


Чарующий вечер,
Малиновый рай.
В чем прелести встречи −
Поди угадай!

               

Что делать, коль душе давно уж тесно в теле,
И нет таких плотин, чтобы сдержать ее?
Кому в большой толпе до этого есть дело?!
В Отечестве давно пирует воронье!


Спасенный красотой преобразится мир,
Но красота души не будет ли основой?
Имею я в виду не призрачный эфир,
А кузницу труда в подходе новом.


Судьбой достался нам убогий сей приют.
С надеждой посылались к нам давно пророки.
Потомок обезьян сказал, что Боги лгут,
И драма жизни всей не возымела проку.


И снова все легло «на круги», словно встарь,
Потеряно стоим у праха Вавилона.
От пустоты в душе глаза застлала марь,
В растерянности ждем мы чуда – эталона.


Но изначально в нас заложен камертон,
Я по нему настраиваю душу.
Для бренной суеты не слышен, правда, он,
А громкий звон монет его нещадно глушит.


Но все же успокой эмоции свои,
Окно души открой божественному свету
И встречному свою улыбку подари,
Тогда придет прозрение Поэта!