Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

                          

В обрамлении изумрудных
Листьев старенькой ракиты,
В обрамлении изумрудном,
Гладь зеркальная реки


В полдень жаркий глаз слепила,
Словно мощные софиты,
В полдень жаркий в глубь манила
Явью трепетной строки.


В отражении водной глади
Царство сказочное словно,
В отражении водной глади
Кудри дивные ракит


Манят сладостной прохладой
В уголке своем укромном,
Манит сладостной прохладой
Листьев сочных малахит.


Милосердна эта свежесть
Средь немыслимого зноя,
Милосердна эта свежесть
Тела, мысли и души.


Что же может быть желанней
Столь тенистого покоя,
Не сыскать того прелестней,
Что Природа Мать вершит.


В обрамлении изумрудных
Листьев старенькой ракиты,
В обрамлении изумрудном
Гладь зеркальная реки


Развернулась перед взором
Словно лучезарный свиток,
Развернулся перед взором
В явь живительной строки.

                    

              ВЕРШИНЫ

Грядой могучей высится Кавказ.
Горды красою величавые вершины.
Сверкая, словно сказочный топаз,
Они над миром одиноко стынут.


Укутали их вечные снега,
У них в гостях бывают разве ветры,
Нависли склоны, словно берега,
Над беспокойным царством смертных.


Им дела нет до роковых страстей,
К делам людским вершины безучастны.
Пусть полон мир кровавых новостей,
Они заоблачным вершинам не опасны.


Внизу, в ущельях, брызги, шум воды,
Ревут потоки средь камней в теснине.
Вершинам безразличны все труды,
Стихией вод свершаемых поныне.


Как будто ближе к Господу они,
И знают неразгаданные тайны.
В веках вершины слепы и немы,
Как может быть немым костяк их скальный.


Не мыслит их холодная душа
Склонить пред смертным царственные спины.
Стоят вершины, словно не дыша,
Лишь низвергая сели и лавины.


Грядой могучей высится Кавказ.
Горды красою величавые вершины.
Своим величьем восхищают нас
Застывшие в эпохах исполины.

                       

     ЦВЕТУЩАЯ  ВЕТКА  ВИШНИ

Изящным росчерком изысканности редкой,
На голом прутике проснувшейся весны
Причудливо смешались явь и сны,
Прекрасной сказки на цветущей ветке.


Как платья легкокрылых танцовщиц,
Цветы парили над открытой сенью
С улыбкой девы на балу весеннем,
Лебяжьей стайкой белых озорниц.


На тонкой веточке проснувшейся весны,
Лебяжьим пухом белоснежного сиянья,
Цветы в немыслимо прекрасном одеянии
Причудливо смешали явь и сны.

                          

            ЧЕРЕМУХА

Над старым дощатым забором
Величьем живой красоты
Черемухи кисти с задором
Свои разбросали цветы.


Душистые белые кисти
Качались на вольном ветру,
Мой взгляд приковав, мои мысли...
Да, больно уж мне по нутру


Молочное облако цвета
Накрывшее маленький дом.
Меня не вините за это,
Я буду твердить об одном −


Черемухи кисти с задором
Свои разбросали цветы,
Меня восторгая, без спора,
Величьем своей красоты.

                         

РЯБИН  ОСЕННИХ  КИНОВАРЬ

Природы пышной блеск фантазий,
Рябин осенних киноварь.
Цвета безумные в экстазе –
Ликует Флоры календарь.


Смешались яркими мазками
Палитры злата и парчи,
Глаза души вовсю ласкали
Рябинных кистей кумачи.


Подобно елочным игрушкам
Они собой украсят бор,
Раскинув вольно на опушках
Свой столь изысканный убор.


Пред этим чудом в потрясении
Надолго стоит замереть,
Продлив до вечности мгновение,
Смотреть с восторгом и смотреть.

                               

           ЛУННАЯ  ДОРОЖКА

Сгустилась ночь, укутав в бархат мрака
Лазурный берег. В полном штиле море,
И лишь луна в своем ночном дозоре
Плыла по небу в серебристом фраке.


Все жаждало живительной прохлады,
Спасенья от безжалостного зноя,
Недолгого глубокого покоя,
Когда не спят лишь звонкие цикады.


В неясной мгле угадывались смутно
Прибрежных скал скупые одеянья.
И лишь луна – апофеоз сиянья –
Играла в прятки с миром поминутно,


Вычерчивая лунную дорожку,
Она внезапно пряталась за тучу.
И мне казалось, мир срывался с кручи,
Не видя боле призрачную стежку.

                              

 ИЗУМРУДНЫЕ  ПОЛЯ

Стебли сочные колышутся
Изумрудною волной,
И в напеве ветра слышится
Ритм до боли мне родной.


Солнце гладит дланью ласково,
Колосится в поле рожь.
Ну скажите мне – не сказка ли?
В сердце зародилась дрожь.


Дрожь не страха и отчаянья,
А любви хмельной поклон.
Впрямь душа с природой спаяна
И захвачена в полон.


То взовьется в небо птицею,
То вдруг ветру подпоет.
То ли явь, а то ли снится мне
Этот сладостный полет.


Как с тобою поделиться мне
Дивным запахом полей?
Как свободою напиться мне?
Кубок полный мне налей!


Вишь раскинулась привольно как
Изумрудная страна,
Распевает песнь малиновка,
Все испей со мной сполна!

                        

ЗЕМЛЯНИЧНЫЙ  АРОМАТ

Изумрудное приволье,
Земляничный аромат,
Безграничное раздолье,
Под ногами – чудный клад.


Вместе с утренней зарею
Пробудился сонный лес.
Наша жизнь чего-то стоит,
Коль немало в ней чудес.


Приглядись как на поляне
Капли жемчуга блестят,
А тропинка так и манит,
Манит дивный аромат.


Ничего, что мокры ноги,
Но зато поет душа.
В мир чудес ведут дороги,
Пробудись и поспешай!


Драгоценными камнями,
Глянь-ка, ягоды горят,
Словно дивными перстами
Был окрашен их наряд.


Изумрудное приволье,
Земляничные поля...
Взвейся песня над раздольем,
Здравствуй, алая заря!

                    

Жасмина дивный аромат
Над Александровским клубится.
Спешу, спешу им насладиться,
Пересекая утром сад.


Стараюсь я запечатлеть
В себе все торжество природы,
Чтобы попозже, в непогоду,
Душа могла все это спеть.


Мне не страшны ни дождь, ни слякоть,
Ведь я закрыл тот чудный клад,
Жасмина чудный аромат,
Что удалось в душе запрятать.

                           

          РОЖДЕСТВЕНСКОЕ

Как восхитительна воды речная гладь
И тишина, нависшая над поймой.
Так хочется весь мир вокруг объять,
Застыв на миг с душой, восторгом полной.


От пышных крон склонившихся ракит
Не оторвать восторженного взгляда.
Да пусть же милость свыше сохранит
Все, что служило для души отрадой!


Пусть сохранит прибрежные луга,
На склонах изумруды перелесков,
С ковром из трав резные берега
И бликов на воде, слепящих резко.


Здесь долгожданный обретешь покой,
Былая воротится в сердце нежность,
И песнь польется плавною строкой,
И снова ощутишь свою безбрежность.

                                

     УТРЕННЯЯ  СВЕЖЕСТЬ

О, как блаженна утренняя свежесть.
Бодрящий воздух мне бы пить и пить...
Впитать в себя щемящую безбрежность,
Которую за деньги не купить.


Возможно ли купить душевный трепет,
Любовь к родным, исхоженным местам,
И нежность детскую, похожую на лепет,
И грезы, неподвластные устам.


Природа, словно царственный ребенок,
Так нежно пробуждается в тиши.
Как аромат лугов пьяняще тонок!
Какое наслажденье для души!


Едва размежив очи после дремы,
Деревьев купы сгрудились к реке.
Невесть откуда пук сухой соломы
У берега застрял невдалеке.


Средь водной глади желтые кувшинки,
Отрадой сердцу – милый уголок.
Сюда ведут души моей тропинки,
Чтоб исцелить, когда я занемог.

                           

       ЗАРИСОВКА

Плывут по небу облака,
На землю тень свою бросая,
Над нами как бы нависая,
Дарят прохладу свысока.


Плывут неспешною чредой
Под парусами каравеллы,
Судьбе бросая вызов смелый,
Маня куда то за собой.


Воображенье разбудив
Своею формою лохматой,
Фигуры вылепив из ваты,
Они слагают сотни див.


Все это сказочно живет,
Недолго, правда, существуя,
Одно мгновение ликуя
Пред тем, как призрачно умрет.


Плывут по небу облака,
В умах фантазии рождая,
Полнеба нежно обнимая,
Сюда, к Москве, издалека.

                      

    ХРАМ  ПРИРОДЫ

Берёз белесые стволы
Упрямо к небу устремляясь,
Столпам Земли уподобляясь,
Снимают с сердца кандалы,


Сует глухую безысходность,
Никчемных мыслей дурноту.
Откроют мира полноту
И дуновенья ветра бодрость,


Что в кронах лист перебирает,
Шепча заветные слова.
И прояснится голова,
Коль сердце шепот понимает.


Стихии Матушки-Земли,
Что все рождая и пестуя,
Сердца от черствости врачуя,
Поможет души обелить,


Коли душа из плена рвется,
Коль ей претит слепой удел,
Терпенья наступил предел,
Средь будней серых ей неймется.


Войдя под изумрудный свод
Ветвей березового храма,
В душе откроешь панораму,
Врата распахнет небосвод


Того заветного, живого,
К чему стремится так душа,
И ты тогда, едва дыша,
Тепла уловишь свет родного!


Отечества заветный дом
Твоей опорой в жизни станет,
И тягость будней не обманет,
И одолеешь бурелом


Никчемных мыслей и стремлений,
Что бесконечно тяготят,
И отпускать уж не хотят,
Отбрось их путы вожделений...


Берез белесые стволы
Свои объятия раскроют,
И ничего от нас не скроют:
Ни порицанья, ни хвалы!

                 

 НЕРУКОТВОРНОЕ  ЧУДО

Как жаль, что так закат недолог,
Чтоб всей душой запечатлеть
Короткий неба дивный всполох,
Украсивший земную твердь.


Запечатлеть всю гамму красок,
Что на глазах закат родив,
Надел на город сотню масок,
Наш бренный мир преобразив.


Запечатлеть черед мгновений,
Похожих боле на прибой,
Неуловимых мановений,
Таких похожих меж собой.


Уже дома цвели, как розы,
Алели маком фонари,
И то, что было прежде прозой,
Мечтою пламенной горит.


А небо ярко пламенело,
Как будто чудо-витражи
Пытались наспех, ошалело
Заставить краски все ожить.


Все на былое не похоже!
Жаль, миг чудес не долог так…
Лишь только душу растревожил
Короткий зарева спектакль.

                   

  ПОДМОСКОВНАЯ  ГРОЗА

Раскаты молний, стрелы молний,
Сплошь всполохи средь бела дня.
И, зной полуденный тесня,
Перун грозою мир наполнил.


Ужасный грохот тут и там,
Вот-вот трезубец нас коснется.
Где колесница пронесется,
Воздав отмщение врагам?


За колесницей мчится вихрь,
Круша вслепую все на свете,
Гнет кроны долу буйный ветер…
Вдруг налетел, и разом сник.


И враз разверзлись небеса,
Вдруг сверху хлынули потоки,
Земле живительные соки,
Творя в природе чудеса.


Терпеть, казалось, нету мочи.
Какой напор, вода стеной,
Вот это ливень, Боже мой!
Как будто силой сплющил очи.


Но вдаль небес Перун умчал,
Все тише, тише канонада,
Как будто с плеч долой громада…
Миг облегчения настал.

                           

           СОЛОВЬИНЫЕ  НОЧИ

Сладко-пьяный воздух грудью полной
Соловьиными ночами жадно пью.
В темноте средь полного безмолвья
Восхитительные трели я ловлю.


Роща тоже вся насторожилась,
Ожидая над рекой рассвет.
Вместе с песней в поднебесье взвилось
Сердце в ночь побега из тенет.


Звуками волшебными наполнись,
Ты, моя мятущая душа!
Ты, мечта заветная, исполнись
В эту ночь, пока я не дыша


Пристально внимал в тиши над нами
Таинству великому небес.
Пусть же остается вечно с нами
Память дивных соловьиных месс.

                       

         НАЕДИНЕ  С  ПРИРОДОЙ

Такое счастье может лишь присниться –
Встречать восход и провожать закат.
Смотреть, как солнце там, вдали, садится,
Как загорается жар-птицей неба плат.


Заря наполнит восхищеньем сердце,
Когда паришь над кронами дерев,
Чтобы лучами первыми согреться,
Темницы лжи убогие презрев.


И вот уже лучи, пронзая кроны,
Траву ласкают в капельках росы.
И волшебство наполнит мир зеленый
Сиянием невиданной красы.


Погожей осенью в душе наступит праздник,
Ты сердцем вторишь щебетанью птах.
Неистребимой радости заказник
Наполнит солнечным теплом столь бренный прах.

                                          

В колдовство природы окунаюсь.
Мне мила ее неброская краса.
И ничто не лечит лучше душу, знаю,
Как над Родиной моею небеса.


Свежим утром солнце красным шаром
Вырастает, словно из земли.
Птахи песни распевают хором,
Что твои маэстро-соловьи.


Птицей-лирой распушила крону
На опушке старая сосна.
Кисточкой восход верхушки тронул,
Красота такая – не до сна!


От прохлады утренней чуть ежусь,
Не жалею, что так рано встал.
Свежесть воздуха люблю всей кожей,
Полной грудью бодрости набрав.


Стелется туман еще в низине,
Землю всю в округе растворив.
Вырастают из него как исполины
Сосен мачтовых янтарные стволы.


Величаво выплывает из тумана
Целая лосиная семья.
И скажу вам честно, без обмана,
Наблюдал такое часто я.


А в бору сосновом, вдоль дороги,
Земляничные полянки тут и там.
Намочив в росе холодной ноги,
Продираюсь к ним я по кустам.


Каждой ягодке отбив поклоны,
Бережно в ладони их держу.
Ароматом дивным опьяненный,
Снова на дорогу выхожу.


Долго я природой наслаждаюсь,
Обо всем на свете позабыв.
Красотой небесной упиваюсь,
Отчий край навеки полюбив.

                        

Вдоль аллеи в шеренгах березы стоят,
Белоснежным убранством сверкая.
Пышным золотом кроны на солнце горят,
Красотой своей взоры лаская.


Я иду не спеша меж нарядных стволов,
Поклоняясь прекрасному храму.
Только жаль, что убогий запас моих слов
Втиснул мир в очень тесную раму.


Все ликует внутри и беззвучно поет,
Вторя нотам природного гимна.
Разбежаться б, взлететь над аллеей, но вот
Нету крыльев, а это обидно.

                                     

                В  ЗАТИШКЕ

Задул студеный ветер так не кстати.
Лишь на полянке солнечной в тиши
Горят цветов голубенькие платья –
Отрада для отзывчивой души.


Трава свежа, никем еще не смята,
На солнце источает аромат.
И комли сосен отливают златом,
Душа поет с природой тихо в лад.


Кивают мне так нежно незабудки,
В лесу щебечут птицы на ветвях.
А меж цветами – милые малютки –
Порхают феи на златых крылах.


И все прекрасно, словно в старой сказке –
Мир, где душою можно отдохнуть.
Одно мгновенье ощутите ласку
Пред тем, как начатый продолжить путь.

                                     

         БЕСЦЕННАЯ  РАДОСТЬ

Изумрудная зелень прибрежных ракит,
Разбросавших привольно сплетенье ветвей,
Словно в водах омытый живой малахит,
Украшенье волшебное рощ и полей.


Словно всполохи пламенной грезы Творца,
Неотъемлемый базис всей жизни земли.
Нет творенья начала и нету творца,
Что наполнить вселенную щедро смогли.


Как живительной каплей спадая с листа,
К нам бесценная радость нисходит с небес.
Пусть святая любовь наполняет сердца,
Словно в кубки вливая амриту чудес.

                                      

              МОЙ  МИР

Как дурманяще пахнут травы
В лугах у речки в ранний час.
Восход алеет, словно пава,
В воде сверкая, как атлас.


На малахитовых травинках,
Хрустальным праздником застыв,
Блестят алмазами росинки,
В себя вселенную вместив.


Желтеют в заводях кувшинки,
Вода в излучине парит.
Заря с зарей, почти в обнимку,
Любовной негою горит.


Тростник, скрывая чью-то тайну,
Как занавес в тиши повис.
За рампу сцены лишь случайно
Скользнет ужом чужой каприз...


В воде купают ветви ветлы,
Прозрачный воздух свеж и чист.
Мир в небеса с надеждой смотрит
С утра начать свой чистый лист.

                             

              РАЗДОЛЬЕ

Как привольно в чистом поле –
Солнце, легкий ветерок.
Вишь − раскинулось раздолье,
Обойти не хватит ног.


Восхищаюсь буйным краскам
Ярких полевых цветов.
Не найдешь таких и в сказке,
Спорить с вами я готов.


Колокольчиков лиловых
Море разлилось округ.
Как прекрасно царство Флоры!
Приглядись получше, друг.


Так, привычный глазу клевер
Для пчелы – медовый клад.
Ветерок слегка повеет,
Одурманит аромат.


Жаль с раздольем расставаться,
Ничего прекрасней нет.
Унесу, чтоб наслаждаться,
Свежесорванный букет!

                      

          ГРЯДУЩИЙ  ДЕНЬ

Лёг над рассветом утренний туман.
Восход позолотил макушку вербы.
Чуть уловимый запахов дурман
Мне щекотал натянутые нервы.


Застыли в карауле камыши,
Неясны очертанья сонной дали.
В округе все пустынно, ни души...
Вода реки мерцает цветом стали.


Туманом скрыто зарожденье дня
В извечном таинстве Мистерии Природы.
Грядущий день, свершеньями маня,
Нам обещал взрастить дерзаний всходы.


Природа изменила свой напев,
Канули в прошлое неспешные мотивы.
Одежды праздничные новые надев,
Ускорила свой бег, что было силы.


Премногих тайн грядущее полно.
Садиться в пору всем опять за парту.
Дерзаниям распахнуто окно,
Начертаны космические карты.


Нам день грядущий сложный предстоит,
Должно все в корне скоро измениться.
Тогда лишь труд наш будет плодовит,
Когда сознание Всевышнего внедрится.

                                     

       ОСЕНЬ  В  ГОРАХ

В сияющих златом равнинах,
Под сенью заснеженных круч,
Где царствует хлад и лавины,
Разжег осень пламенный луч.


И всё словно возликовало,
Теплом насладиться спеша,
В лучах солнца негой сияло,
Как таинство свято верша.


За мостиком дом весь искрился,
Сияя лазурью небес,
Как сказке прекрасной дивился
Я чаше нежданных чудес.


Журчаньем звенящим, что струны,
Нарушил ту тишь ручеек.
Навряд ли я в мире подлунном
Прекрасней найти б что-то смог.

                            

     ДВЕ  БАБОЧКИ  (ЭТЮД)

Две бабочки над клумбою порхают,
Садясь недолго на какой-нибудь цветок.
Сердца пред этой красотою тают,
Да кто б, скажите, удержаться смог?


Две девочки − веселые подружки −
Напрасно тщатся в руки их поймать.
Порозовели от азарта ушки,
Своих желаний детям не унять.


Но только к бабочкам приблизятся тихонько,
Как те взмывают мигом в вышину,
Усевшись на другой цветок легонько...
Лишь вскрики девочек пронзают тишину.