Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

                           ВОСХОД

Над Красной площадью пленительный восход
Своею нежно-розовой вуалью
Торжественно окрасил небосвод,
Резные башни цветом киновари.


Жемчужина творенья – Божий храм –
Расцвел невиданным изысканным букетом,
Свидетель торжества и многих драм,
По имени блаженного аскета.


Лампадами пылал в звездах рубин,
Сигнальными огнями Кремль означив,
В сияньи храмов скромный херувим
Надежду посылал нам и удачу.


О, как прекрасен площади ансамбль,
Как русскому все духу любо, мило!
Встань на брусчатку, полюбуйся сам,
Какая в камне музыка застыла.


Над Красной площадью пленительный восход
Своею нежно-розовой вуалью
Рукой Божественной украсил неба свод,
Возжег в Отечестве рубиновые дали.

                          

        ОЧНИСЬ  И  ВОСКРЕСНИ

Чарующей сказкой в пасхальной столице
Снег пухом лебяжьим на землю ложится,
Неся чистоту, несказанный покой,
На сердце алмазной вдруг вспыхнув строкой. 


Торжественно белыми стали лужайки,
На ветвях комочки сгрудилися в стайки.
Уютные елочки, словно парят,
Надев белоснежный лебяжий наряд.


Притихла природа в торжественном действе,
Открытой душой все ловлю, словно в детстве.
По свежему снегу спешат москвичи,
И звоны плывут вместе с воском свечи.


Чарующей сказкой в пасхальной столице
Снег пухом лебяжьим на землю ложится.
Расправь свои крылья, очистись душой,
Очнись и воскресни для жизни большой!

                                     

Города образ таинственной формою
Лег на бумажный лист.
Бликом искрится, нотой мажорною,
Пляшет задорный твист.


Бампер авто, как пузатое зеркало,
Весело в мир глядит.
Виды Москвы Мерседеса дверцами
Призрачный взгляд утвердит.


Как в Зазеркалье, реальность прячется,
Формой текучей плывет,
Прыгают весело здания мячиком,
Словно резвится кот.


Та и не та Москва мне видится,
Славный калейдоскоп.
Все на фантазии автора зиждется,
Собрано кадрами стоп.

                           

МОСКВА  СТАРИННАЯ  ЖИВА

Москва старинная жива,
Назло всему еще не стерта.
Здесь все дома иного сорта,
Уютной прелести виват!


Милы мне тихие кварталы,
Где жизнью дышит всякий дом.
Он не пошел еще на слом,
Еще бодрится старый малый.


Жива та древняя столица,
Та хлебосольная Москва,
По человечески пестра,
Где улиц различимы лица.


Изображенья дивным сном
На фотографиях теснятся,
В моем мозгу отобразятся
Святою думой о былом.

                     

НОЧНАЯ  МОСКВА

Ночная старая Москва,
Где сотни сонных переулков,
В ночной тиши немного гулких,
Мила, уютна и проста.


Горят рекламные щиты,
Мелькают краски светофоров,
Нет уличных дневных заторов
И бесконечной суеты.


"Столетней" древности дома
В тиши предались томной неге.
И только Петр стоит на бреге,
Неутомимо сжав штурвал.


Моя безудержная Русь
Под парусами, словно птица,
В края неведомые мчится,
Сказать в какие – не берусь.


Уютно плещется река,
Цветные блики отражая,
Заметно воздух освежая,
Как в те, допрежние, века.


Мосты связали времена
Сплошным огнем иллюминаций,
Открыв дорогу для новаций
Славяно-русским племенам.


Кремль, нависая над рекой,
Нахохлился двуглавой птицей,
В детинце древнем умостившись,
Предался думе вековой.


Лишь центром мирозданья Спас
Спокойно бдит ночной порою,
Упершись в небеса главою,
Питая мощью Матрикс нас.


Ночная старая Москва –
Мосты, бульвары, переулки –
Шаги истории здесь гулки,
Судьба твоя так не проста.

                      

        УСАДЬБА  БРАТЦЕВО

Парк с огромными старыми клёнами
Сумасшедшим вдруг вспыхнул костром.
Было только вчера здесь зелёно все,
А сегодня кругом так пестро.


Смелой кистью Большого Мастера
Краски ожили ярким мазком.
Взор восторженный будто застило
Золотым самородным песком.


Холм лобастый с большой усадьбою
В самом центре столь царственных мест
С упоеньем природной свадьбою
Тамадой управлял окрест.


Льется песнею речки журчание,
Листьев шелест и свист синиц.
Осень, осень – природы венчание,
Пред тобою склоняюсь я ниц.

                           

     РАННЕЕ  УТРО

Синь глубокая небесная
Над весеннею Москвой.
Утро раннее воскресное,
Лучик солнца золотой.


Аромат кустов сиреневых
В Александровском саду.
Наслаждаясь птичьим пением,
Я вдоль стен Кремля иду.


Клумбы пышные с тюльпанами
Манят редкой красотой.
Брызги взвились над фонтанами
Искрометною фатой.


Свечи пышные пасхальные
Над каштанами горят.
Купола за дымкой дальнею
Над Волхонкою парят.


Моховая сонно щурится
В необычно ранний час.
Жертвенник наук здесь курится,
Что на счастье не угас.


Дом Пашкова белой птицею
Гордо сквозь века парит.
Пусть Минерва без амбиции
Здесь меня благословит.


Скоро град разбудит утренний
Перезвон колоколов,
И в ответ мой голос внутренний
Зазвучит без всяких слов.


Он вольется в песнь хрустальную,
Оторвется от земли.
Улетит в дорогу дальнюю,
Как душа того велит.

                     

   МОСКОВСКАЯ  ОСЕНЬ

Снова осень стучится в окошко
Спелой кистью нарядных рябин,
По грибы приготовив лукошко,
Свежим сеном наполнив овин.


Кроны кленов в багрянец окрасив,
Не скупясь на убранство берез,
Вновь заполнила школьные классы,
Пробудив их от сладостных грез.


Гомон детский, безмолвье нарушив,
Стены школьные враз оживил...
Вновь пора очаровывать души,
Восторгаться красой, что есть сил.


Как прекрасны московские скверы
По погожей поре в листопад.
Синь небесная ярко, без меры
Освятила осенний наряд.


Безмятежно бродя по бульварам,
Осень желтой листвою шуршит.
В столь прекрасную пору не даром
Вдохновенье победу вершит.

                          

           В  СИРЕНЕВЫХ  ТОНАХ...

В сиреневых тонах застыл вечерний город,
В сиреневых тонах застыла пелена.
Рубином запылал в вечернем небе всполох,
Рубиновым вином разлилась тишина.


Нахлынувший покой прохладой гладил спину,
Нахлынувший покой дал свежесть новизны.
Сиреневый закат реальность будто сдвинул,
Сиреневый закат прекрасным сном возник.


Спиралью золотой завинчиваясь в небо,
Спиралью золотой уходит этот день.
И пахнет от него сухой травой и хлебом,
И пахнет будто в явь цветущая сирень.


Парное молоко в сиреневые крынки,
Парное молоко налил прошедший день,
Сиреневый закат стоял со мной в обнимку,
Сиреневый закат – уютной неги сень.


В сиреневых тонах застыл вечерний город,
В сиреневых тонах застыла тишина.
Так думалось легко о тех, кто мил и дорог,
Так думалось легко, пьянея без вина.

                           

МОСКОВСКАЯ  ШВЕЙЦАРИЯ  (БРАТЦЕВО)

В это белое царство
Величавых снегов
Я без тени жеманства
Пригласить вас готов.


Окуну с головой
В эту чудо-красу,
Ничего не укрою,
Все до вас донесу.


Воспылает восторгом
В этом царстве душа.
И, застыв, как фотограф,
Взглянем в мир не дыша.

             

ГОРОДСКОЙ  ЭТЮД

Вывеска над булочной,
Красный светофор.
Узенькая улочка,
Мостовых узор.


Сутолка вечерняя,
Всюду фонари.
Центр, Москва осенняя
Окнами горит.


Как ладью течением
Нас несет поток.
Шлепают со рвением
Миллионы ног.


Кто куда торопится,
Бурная река...
Населенье копится
Долгие века.


Скверы, переулочки...
Милый сердцу град.
Вывеска над булочной
В миллион карат.

            

          ВОЛХОНКА

Когда пушистый валит снег
На стылое пространство,
Густой медвежий станет мех
Твоим простым убранством.


И белый величавый храм
Лишь ярче засияет,
И хмель с восторгом пополам
В душе вдруг воспылает.


Средь театральной белизны
Краса восторжествует.
И, как в преддверии весны,
Пусть дух людской ликует.


Когда пушистый валит снег,
Торжественность рождая,
Чудесный сердцем чуем брег,
Открыв святых святая.

                      

НАД  ПРЕСТОЛЬНЫМ  ГРАДОМ

Над престольным градом чинно,
Торжество в душе рождая,
Белым ангелом безвинным
Льется вширь любовь святая.


Колокольным благовестом
Заполняется пространство,
Над святым пречистым местом
Ткется дивное убранство.


Не найти земного сходства,
Чтоб сравнить великолепье,
Что Великим Духом ткется
Ни одно тысячелетье


Над плывущими крестами
В голубом московском небе
Чудотворными перстами,
Причастив вином и хлебом.


Над престольным градом чинно,
Колокольным благовестом,
Расплывается невинно
Благодать над лобным местом.

                        

Рябины кисти,
Низенький забор.
Лист золотистый,
Вычурный узор.


Уютный дворик,
Яблоневый сад.
Синицы вторят
Солнцу, небу в лад.


Горбатый мостик
Инеем покрыт.
Зима к нам в гости
Так и норовит.


В снегу, на клумбе,
Бархатцы с утра.
Зима на румбе,
Холод и ветра.


Как сине небо
Над моей Москвой!
Где бы я не был,
Я всегда с тобой!

         

СМЕРКАЛОСЬ  В  ГОРОДЕ  БОЛЬШОМ

Смеркалось в городе большом...
Дома укутав в полумраке,
Как будто кто-то в темном фраке
Надел на город капюшон.


Смеркалось в городе большом.


Вокруг еще ни огонька,
Видны прохожих силуэты,
Во что-то серое одеты,
Они шокируют слегка.


Вокруг еще ни огонька.


Кто в чем идет – не разберешь,
Туманно-призрачное царство
Свое уютное коварство
Спиралью свило в эту ложь.


Кто в чем идет – не разберешь.


Сменив дневную суету,
Подкралась сонная дремота
Огромным толстым бегемотом,
Накрыв былую красоту.


Сменив дневную суету.


Смеркалось в городе большом.
Пятном раскрылись тротуары...
Накрыв мистическим муаром,
Лил некто полутьму ковшом.


Смеркалось в городе большом.

                    

ПРЕЛЕСТНАЯ  НЕЗНАКОМКА

Снег сыплет над Пречистенкой
Густою пеленой,
Блеснув нежданно искоркой,
Открылся мир иной.


В него гляжу, как в зеркало,
За миражом мираж.
Реальное померкнуло,
Остался лишь кураж.


Не может быть! Бубенчиков
Вдруг чую перезвон.
В мозгах, как будто венчиком,
Взбивает что-то он.


Копыта режут резвые
Такой пушистый снег,
И в мысли мои трезвые
Ворвался чей-то смех.


Лицо мелькнуло юное
И пышные меха,
Звенящей нотой струнною...
Подальше от греха.


Улыбка мимолетная
Скользнула лишь на миг...
Промчалися залетные,
И колокольчик стих.


А я стою растеряно
Средь свежей белизны,
Вдыхая неуверенно
Причуды кривизны.

            

Уж август на дворе, дневную духоту
Под вечер свежесть бодрая сменяет.
По нынешней поре зеленую листву
Деревья потихонечку теряют.


С прохладою ночи к ногам спадает лист,
Пока еще как будто с неохотой.
Вот-вот и зазвучит тихонько вальс-каприз
Осенней золотою нотой.


И воздух уж не тот, щекочет ноздри нам
Каким-то непонятным ароматом.
То ль запахи листвы, то ли дымов дурман
Доносит ветер со дворов Арбата.


Часа на два поздней приходит к нам рассвет
С туманами над Сходненскою поймой.
Есть множество еще у августа примет,
Что царствует сейчас в первопрестольной!

                                     

              НОВЫЙ  ДЕНЬ

Вспыхнул луч на золоте крестов,
Воспаривших в поднебесье над Москвой.
Нет прочнее к Господу мостов –
Храмов сорок сороков с лихвой.


Как резные башенки Кремля
С Боровицкого холма глядят.
Здесь святая для меня земля,
И над нею Ангелы парят.


С высоты ажурного моста
Я любуюсь отражением в воде.
Притягательные все же здесь места,
Сила вдохновенная везде.


Предо мною − купол золотой
Знаменитого Кремлевского дворца
Отражается, как в зеркале, водой
Наподобие монаршего венца.


Вот поднялся легкий ветерок,
Заплясали блики чехардой,
Вспыхнул ярким золотом восток,
День родился над моей Москвой.

                              

             БРАТЦЕВО

Вьется вниз к реке тропинка,
Старый парк еще не спит.
Одинокую былинку
В поле ветер теребит.


Полный прелести пригорок
Вверх стремится что есть сил.
Ивы клонят ветви долу...
День осенний сердцу мил.


В небо рвутся свечи сосен,
Задержав движенье туч.
Октября златая осень
Ловит жадно солнца луч.

                     

Гирлянды, лампочки, шары –
Неизгладимый штрих из детства,
Что бродит где-то по соседству
С той возмужания поры.


Неуловимый искуситель
Из тех весьма далеких дней
Забытой юности моей,
Привычек детских управитель.


Брожу бесцельно по Москве
И пялюсь пристально на елки,
Чему-то радуясь без толку,
Забыв на время о тоске.

                        

РАССВЕТ  НАД  КРЕМЛЕМ

Коснулось солнце колокольни
Лучами нежными зари.
Вот-вот проснется град престольный
И мир улыбкой озарит.


Торжественно пылают златом
Соборы древнего Кремля.
И грановитые палаты
В безмолвьи утреннем парят.


На красочного неба фоне,
Стряхнув недолгий летний сон,
Пред нами, словно на ладони,
Предстал российский наш Самсон.


Века над Русью прокатились,
А Кремль незыблемой стеной,
Как наши вороги ни бились,
Стоит, как витязь удалой.


Лишь молодеет год от года
И статью радует наш глаз.
В любое время и погоду
Блистает царственный алмаз.


В чем та неведомая сила?
Где Святогоров кладенец?
И отчего так сердцу милы
Шатров и стен святой венец?


Пребудет пусть огонь небесный,
В сердцах и душах негасим.
Прозрит Гермесов луч чудесный,
Все тайны мира огласив.


И мы, ведомые Разумной
Столь мудрой Божеской рукой,
Свершим, друзья, свой подвиг трудный
В кипучей жизни непростой!

                           

 

Москва весенняя под солнцем нежится.
Чу, почки с рвением вот-вот прорежутся.


Бульваром Райниса качу автобусом.
Душа, возрадуйся, взлети над глобусом


Навстречу солнечным лучам восторженным,
Навстречу полночи, впотьмах стреноженной,


Навстречу радости, досель не сысканной,
Навстречу сладости, такой изысканной!


Пусть люди дивятся тому грядущему,
Что мощью силится взамен бредущему.


Мечта хрустальная подобна облаку.
Дорога дальняя со мною об руку.


Все перемелется, золой покроется.
Мир новый стелется Святою Троицей.

                                  

      ЧАС  СВЕРШЕНЬЯ

Перед Храмом Величия Духа
Я, как вкопанный, вдруг застыл.
Стало тело мое легче пуха,
Будто я соблюдал все посты.


Ни при чем моя плоть земная,
Я попал в притяжение сфер,
Где, как будто, меня обнимая,
Поднял Дух выше всех стратосфер.


Не забыл Всевышний России,
И незримо над нами парит.
В напряженье невиданной силы
Он свой замысел в жизни творит.


И сегодня в огромной кузнице
Неотложных и спешных дел
В напряжении небо курится,
Сил последних приходит предел.


Устремляем в надежде взоры
На того, кто превыше всех.
Ни к чему между нами раздоры,
Впереди, верю, ждет нас успех.


Перед Храмом Величия Духа
На мгновение я застыл.
Над Москвою парят легче пуха
Золотые его кресты.

                              

           ТРЕТИЙ  РИМ

Там, где дороги Мира сходятся,
Где торжествует Третий Рим,
Святая наша Богородица
С Покровом царствует своим.


Москва стоит преображенная,
Огнями творчества полна.
Ее главу непокоренную
Венчает сферою Она.


Над Храмом Господа Спасителя
Энергий льется водопад –
Всевышнего Небес Строителя
Скрывает таинства фасад.


Работа только начинается,
Благословенным будет труд.
Стремленье духа не убавится,
Уйдут богатства не под спуд.


Там, где дороги Мира сходятся,
Где торжествует Третий Рим,
Святая наша Богородица
С Покровом царствует своим.