Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

     ПОДМОСКОВЬЕ

Твою тенистую прохладу
Я посетить всегда спешу.
Здесь для души своей усладу
В любое время нахожу.


В призывном шелесте дубравы
Ловлю я таинства миров.
Блистают изумрудом травы
Богаче всех святых даров.


Здесь, птиц заслышав щебетанье,
Я сладкой неге придаюсь.
Веселых бабочек порханье
Увидев, тихо затаюсь.


Разносит эхо зов кукушки,
Узнать тотчас свой жизни срок:
Дойду ль до края я опушки,
Иль взведен у судьбы курок.


Причудливо мелькают тени
На уходящих ввысь стволах.
Природы гимн воссоздал гений,
Вдохнувши жизнь однажды в прах.


Качаясь в такт, верхушки сосен
Поют мне "баюшки-баю".
Прозрачно небо, скоро осень,
Душа ликует, как в раю.

                    

МОСКОВСКАЯ  ШВЕЙЦАРИЯ

Как драгоценный камень на короне,
Что увенчал наш древний стольный град,
Твои деревьями украшенные склоны
В меха укутал зимний снегопад.


Речушка Сходня мерно катит воды,
Украдкой пробираясь меж холмов.
Здесь много с удочками всякого народа
С надеждой на какой-нибудь улов.


И несмотря на щиплющий морозец,
Не скованы бронею берега.
Снует пернатый по воде народец,
Привыкший к нашим северным снегам.


Украсил иней высохшие травы,
Одел ракиты в вычурный наряд.
Сверкает колокольня за дубравой,
И воды в стылом воздухе парят.


Холмы твои сродни альпийским склонам,
Столь живописны вольною красой...
Здесь, городским пейзажем утомленный,
Найду покой душе своей босой.


И долго буду на мосту стоять я,
Любуясь отражением в реке
Зари вечерней в нежно алом платье,
Безмолвно угасавшей вдалеке.

                             

             МАЙ

Какая нынче красота
И запах зелени!
Картина вкруг уже не та,
И ритм уверенней.


А кучевые облака
Плывут над Митино
И чешут о дома бока –
Не удивительно.


Москва растет не по часам
И вверх, и в стороны.
Ты убедишься в этом сам,
Как это здорово.


Высотки, словно гребешок,
Займутся тучами.
Путилково, как пастушок,
Стоит над кручею.


И проливаются дожди
Над яркой зеленью.
Живи сейчас, чудес не жди,
Вперед, уверенней!

                 

        ПУТИЛКОВО

Хорошо чарующие дали
Наблюдать в вечерний тихий час.
Дымка легкой неги и печали
Несказанно вдруг охватит вас.


Где-то там, внизу, змеится речка,
Прячась между крон плакучих ив.
Скоро догорит заката свечка,
Зазвучит уже ночной мотив.


А пока – в чудесной сладкой дреме
После изнуряющей жары –
Рощицы в тени вечерней тонут
Под покровом тайны до поры.


Склоны поймы в даль куда-то манят,
Уводя с собой туда, к мечтам.
На душе легко так, мирно станет,
В такт очаровательным местам.


Эти несравненные закаты –
Умопомрачение души –
Не измерить, как брильянт, в каратах,
Затаив дыхание в тиши.


Тянет постоять над краем кручи,
Наслаждаясь далью в поздний час,
Полной грудью воздух пить тягучий,
Заряжаясь счастьем про запас.

                             

ПУТИЛКОВСКИЙ  ВЕЧЕР

Как парное молоко
Расплескался летний вечер,
Тишиной, что душу лечит,
Низводя ночной покой.


Кое-где еще закат
Нежно гладит крыши башен,
Луч пурпура не погашен
Солнца царственных палат.


Свежескошенной травы
Запах нес с собой прохладу,
Угасал закат над градом
Тихим взмахом головы.


Вот уже пурпур угас,
Все подернулось вуалью
Светлой грусти и печали,
Повторявшихся не раз.


Зданий окон огоньки
Ночь наполнили уютом,
Словно праздничным салютом
Засверкали светляки.


Как парное молоко
Расплескался летний вечер,
Погасив заката свечи…
Чудо стало как легко.

                

              ГОРОД-ФАНТАЗИЯ

Любуясь на город, парящий над поймой
В пожаре вечерней июльской зари,
Ансамбль дивных зданий, высоких и стройных,
На рой огоньков, что в пожаре горит,


В пучину фантазий я вдруг погружаюсь,
Не город уж вижу, а призрачный бриг.
Из цепких объятий отнюдь не пытаюсь
В реальность вернуться хотя бы на миг.


"Летучий голландец" пред мысленным взором
В безудержной страсти тугих парусов
Сквозь бури и штормы с могучим напором
Стремится в обгон часовых поясов.


Неведомой птицей в беззвучном полете
"Летучий" корабль перед взором парит,
Таинственный миг рассекая на взлете,
Он в крошеве звезд безраздельно царит.


И реи, и ванты – все в призрачном свете,
Серебряной пылью усыпан бушприг...
Но где же команда? Один только ветер
На бриге хозяин в неведомый миг.


Бесшумно скользя над ревущей пучиной
Корабль или призрак – предвестник беды –
Несет людям страх перед вечной кончиной,
Не в силах никто этот страх победить.


Стихия морская хранит свою тайну,
"Летучий голландец" – легенда легенд.
И страх суеверный совсем не случайно
Берет над матросскими душами верх.


"Летучий" корабль перед мысленным взором
В немом напряженьи тугих парусов
В своем устремленьи безудержно спором
В мир таинства грез открывает засов.

                           

           МИТИНО

Мерцают ночью огоньки
За поймой, вдалеке,
Густым потемкам вопреки
Порхая налегке.


Как будто сказочный Атлас
Звезд с неба рой достал,
И, чей-то выполнив заказ,
Путь млечный расплескал.


Смешались звезды и огни
В неясном далеке.
Лишь мы в ночи с тобой одни
Все в звездном молоке.

               

            АНТИДЕПРЕССИЯ

Высотки сверкают пиленным сахаром,
А между − снуют авто.
Довольно питаться ложными страхами,
Что каждый из нас − никто.


Сияет Синью небо над Митино,
И молнией вьются стрижи.
Ну, хватит уж мнить себя побитыми,
Судьба наша сплошь − виражи.


Холмы вокруг в изумрудной зелени,
И щелкают соловьи.
Пусть нам негладкая жизнь отмерена,
Держитесь, други мои!


Пусть годы вперед утекают водами,
Но где-то ведь бьет родник.
Не все так плохо под неба сводами,
Найдите в душе тайник.


Пусть ваше богатство в душе откроется,
Тогда не страшен сам черт!
Пусть силы духа скорей утроятся,
Победно звучит аккорд!

                             

       СОКРОВЕННОЕ

Деревьев хрустальные ветки
На солнце искрятся, блестят.
День ясный, морозец некрепкий,
Синицы задорно свистят.


Пар легким туманом клубится
Над резвою Сходней-рекой.
Хлеб уткам, слегка поживиться,
Бросаю озябшей рукой.


Под стаей вода закипела –
Хватают куски прямо влет.
Какое им, лапчатым, дело,
Насколько мне в жизни везет.


По полю, по свежей пороше,
Навстречу судьбе я спешу,
Остатком несъеденных крошек
Сегодняшний день завершу.

                           

САМОЛЕТ  НАД  ПУТИЛКОВО

Иглой пронзая облака,
Блеснув серебряною стрелкой,
Он мчал куда-то резвой белкой,
На мир взирая свысока.


Его стремительный полет
Был в то же время величавым,
Многозначительным началом,
Фантазии великой плод.


За ним тянулся дымки след,
Пера решительного росчерк,
Над нивами, рекой и рощей,
Как аксельбант без эполет.


Завороженный действом взгляд,
Игрой, что стала его кормом,
Смотрел с пленительным восторгом
На ослепительный парад.


То чудо плыло надо мной
За горизонт над облаками,
Я с распростертыми руками
Рванулся след туда, домой.

                      

УТРО  В  ПУТИЛКОВО

Мазанка беленая,
Яблонь пышный цвет.
Неба ширь огромная,
Вольный Божий свет.


Все вокруг нарядное,
Словно на пиру.
Дали неоглядные
В сердце соберу.


Дышит, не надышится
Вольной волей грудь.
Птичий гомон слышится,
Прочь, унынья муть.


Пахнет зелень свежестью,
Вкруг садов кипень.
Устремись к безбрежности...
Здравствуй, новый день!

                      

             В  ПУТИЛКОВО

Мостик симпатичный над речушкой...
Берега – сплошные камыши.
Далеко за поймой – деревушка.
Ранний час, в округе ни души.


С мостика такая панорама!
Жаль, что нету кисти и холста.
Склоны, как холмы, послужат рамой,
Платом – небо, крылья распластав.


Одолжит мне краски чудо-осень,
Золото червонное берез.
Жаль, красу октябрь с собой уносит,
Смыв наряды водопадом слез.


За кудрявыми ракитами – церковка
Маковкой своей пленяет взор.
В мир чудес мне приоткрылась створка,
Суетою, взятой на запор.


В изумленьи я остановился –
Город нависает тут и там.
Только бы пейзаж мой уместился,
Втиснутый в застроечный бедлам.

                                

НА  САДОВОЙ  УЛИЦЕ

На Садовой улице
На окошке сад.
Солнце чуть прищурится,
Снова снегопад.


Апельсины спелые,
Словно не февраль.
Сны заиндевелые,
За окном фонарь.


Снег лежит до пояса,
В комнате тепло.
Град в ночи покоится,
На душе светло.


Митино красуется
Россыпью огней.
Что задумал − сбудется,
Пота не жалей.


Рядом, в детской комнате,
Враз зацвел жасмин.
В запахе, как в омуте
Всех заморских вин.


День грядущий кроется
За ночною мглой.
Завтра все откроется,
Сердце успокой.


На Садовой улице
На окошке сад.
Новое полюбится,
Коль не ждешь наград.

                 

   ЗВЕЗДНОЕ  КРОШЕВО

Стог сена стал моей постелью,
Шатром – бескрайний небосвод.
Я под его гигантской сенью –
Дельфин средь океанских вод.


Созвездие ловлю я взором,
Любуясь яркостью светил.
Расписан огненным узором
Шатер мой, кистью Божьих сил.


Так, опьяненный ароматом
Душистых подмосковных трав,
Накрыл себя я звездным платом
Средь тьмой окутанных дубрав.


Иглой, потерянной в соломе,
Стоит средь мирозданья стог,
И в упоительной истоме
Лечу я между звездных крох.