Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

   ВОСПРЯНЬ  ЖЕ,  ДУХ!

Ни зорь блестящих полыханье,
Ни птиц прелестных щебетанье,
Ни шелест трепетной листвы       
Не всколыхнет души, увы.


К чему сияющие зори,
Когда сама Аврора вторит
Заветным трепетам души...
К чему куда-нибудь спешить?!


Увы, пусты души глазницы,
Увы, мой взор уж не острится.
Души моей потух алмаз,
Ничто не радует уж глаз.


Какая хворь взяла оковы,
К чему на мне венец терновый?
И что так мучает меня?
Давно покоя нет ни дня.


О, бренный мир! Твои терзанья,
Твой смрад, стенанья и лобзанья,
Что пресмыкаются на дне...
Все отравило душу мне.


Прочь, тленный дух, дух нисхожденья!
В печальных чарах наслажденья
Давно уже претили мне.
Пусть все очистится в огне!


Любви священной, не продажной.
Любви духовной и отважной,
Лишь ей подвластен этот мир –
Манипулирующий факир.


Мир, что флиртует и смеется,
Лжет, мстит, лукавит – не уймется
В утехах прихотей своих...
Угарный пыл их не утих.


К чему мне зрить пределы козней
Единства шаткого и розней.
Содом в народах и Гоморра!
Не мир им люб, а только ссора.


Прочь, змий растления души!
Мне этот тлен не сокрушить.
В миру силен твой дух тлетворный.
Раскрой объятья, Мир же Горний!


Горячечный мой бренный ум
Освободи от тяжких дум.
Пусть рухнут мерзкие оковы
Да воспылает Дух мой снова!

                     

    СВЯТАЯ  СОФИЯ

Не жемчуга ценю, не злато,
София - Светоч моих дней.
Она меня накроет платом
Вселенской Мудрости своей.


И к тайнам тайн, досель сокрытых,
В тиши протянет молча ключ,
Как в посвященьях знаменитых
Мой мозг пронзит мистерий луч.

                        

ШАГ  В  БЕСПРЕДЕЛЬНОСТЬ

От сонной жизни к Жизни вечной
Проснись, восстань, мятежный дух!
Нет райской жизни безупречной,
Иной Всевышним дан нам круг.


Трудись, дерзай на пользу миру
В наш непростой сумбурный век,
Тогда твой дух не будет сирым,
Расправь-ка плечи, человек!


Не за посул, не за коврижку
Державе знатно послужи!
Пусть опошлился мир наш слишком,
И увлекают миражи.


К чему планете близорукость?
Свои направим крылья вдаль!
Преодолев сознанья тупость,
Не будем мыслить впредь, как встарь.


Нам распахнут свои объятья
Иные, дальние миры.
Там встретят нас по крови братья,
Нас ждут вселенские дары!!!

                           

                   ДУША

Вольная птаха с ветки вспорхнула,
Только была, и уж нет.
В дальние дали ее потянуло,
Весь ей открыт белый свет!


Вот и душа, неизменно крылата,
Рвется в свободный полет.
Ей не нужны ни посулы, ни злато,
Нужен небесный лишь свод.


Нет, не покой она издревле ищет,
Что ей в застылости форм.
В страстном порыве духовная пища
Ей как изысканный корм.


Птица-душа, что ты вечно мятешься?
Остановись хоть на миг!
В руки мои почему не даешься,
Ветер удачи не стих?


Видно душа моя впрямь не ручная,
Рвется на волю опять.
Пусть же покоя я в жизни не знаю...
Не потекут воды вспять.


Вольною птахой с ветки вспорхнула,
Только была, и уж нет.
В дальние дали опять потянуло
Душу мою, в Божий Свет!

                   

      ТАМ,  ГДЕ  ВЕРШИНА...

Я рвусь душой из тесного ущелья,
Туда, где свет, где слепят глаз снега.
Оставьте сладостные ваши наущенья
О полных негой томных берегах.


К чему вся суета в размерах быта,
Мне тошен прозябания предел.
Там, где вершина ледником укрыта,
Моей души мятущейся удел.


Пуская там нет привычного уюта,
Пускай там нет блаженного тепла,
Столь милого для сердца лилипута...
Меня другая жизнь к себе влекла.


Там одиночество сковало сталью сердце,
Там нет укрытья от любых невзгод.
Но только там свободы гимну петься,
Но только там – объять душою свод.


Лишь только там я на один с зарею,
И дольше всех со мной одним закат.
Там от тебя, Господь, я не укрою
Своих побед и горестных утрат.


Я вижу там, в снегах, миров безбрежность,
Я научаюсь мужество ценить.
Там пробуждается в душе такая нежность,
Которой мне в ущельях не найти.


Я рвусь душой из тесного ущелья,
Туда, где высь, где слепят глаз снега...
Мне душно, зачастую, даже в келье,
Меня влекут другие берега!

                            

     ЛИШЬ  ТОЛЬКО  ПРОЧЬ…

Лишь только прочь убрались тучи,
Поспешно капли обронив,
Листву дерев кой-где умыв,
Как брызнул свет, сорвавшись с кручи


Во всю ликующих небес,
Потрясших душу глубиною,
Дав насладиться нам с тобою
Чредой невиданных чудес.


Он будто вверх к себе манил,
В глубины тайны увлекая,
Любви спиралью обвивая,
Как ангел Вести Гавриил.


Амриты чашу пригубив,
Я вдруг поддался искушенью,
Неумолимым мановеньем
Взмыл, в Бесконечность воспарив.

                       

ОДА  ВЕЧНОСТИ

О, необъятный мир,
Извечно ты наполнен
Такою красотой,
Что замирает дух!


К тебе мой смертный ум,
Стремлением исполнен,
Он с жадностью напряг
Со всем вниманьем слух.


Торжественный аккорд.
Рождают чудо-звуки
Те мириады звезд,
Что блещут в вышине.


Невиданный оркестр,
Неведомые руки
Гармонию небес
Являют в тишине.


Вселенная поет,
Включая малый атом,
Все жизнью вплетено
В свой нераздельный круг.


И влившись в этот сонм,
Я стал невольно братом
Всем тем, кого связал
Творца единый Дух.


О, необъятный мир,
Стою, раскинув руки,
Я был так одинок,
Теперь живу во всем.


В бескрайней тишине
Сплелись в едино звуки.
И прежний тяжкий груз
Вдруг стал мне невесом.

               

ОДИНОКАЯ ОБИТЕЛЬ

Стекали капли по стеклу,
В прозрачные свиваясь нити,
И одинокая обитель
Травой стелилась на ветру.


И только мой пустынный Дух
Парил орлом под небесами,
И над лугами и лесами
Он гимны пел дерзанью вслух.


Его не в силах укротить
Уже любая непогода,
Он – сын могучего народа,
Чью чашу должен он испить.


Пусть будет трижды дух распят,
Я сам по жизни трижды предан,
Но знаю: путь мне заповедан
Дойти до царственных палат.


Стекали капли по стеклу,
В прозрачные свиваясь нити.
Покинув скромную обитель,
Мой Дух ликует на ветру!

                      

   ЧАША  ПОЛНИТСЯ

Чаша полнится с рассветом
Дня грядущего нектаром,
Чаша полнится с рассветом
Утра дивного росой.


Ослепительное лето
Любим мы с тобой недаром,
Ослепительное лето
Манит нас своей красой.


Удивительным оркестром
Нас разбудит на рассвете,
Удивительным оркестром
Торжества откроет День


Тот невидимый маэстро,
Самый виртуозный в свете,
Тот невидимый маэстро,
Что наполнит гимном сень.


Возликуют с солнцем птицы
Громогласным щебетаньем,
Возликуют с солнцем птицы,
К небу вознося хорал.


Все, похоже, мне не снится,
Мир исполнен ликованьем!
Все, похоже, мне не снится,
Просто мир с рассветом встал.


Засверкают в солнце травы
Самоцветною росою,
Засверкают в солнце травы
Восхитительной красой.


И послужат ей оправой,
Изумрудною косою,
И послужат ей оправой,
Буйных трав ковер густой.


Это дивное виденье
Разделю с тобою честно,
Это дивное виденье
Распирает изнутри!


То святое повеленье
Нам с тобой давно известно,
То святое повеленье
Суетою не сотри.

                         

          АНГЕЛ  ХРАНИТЕЛЬ

Ангел лучезарный с дивными власами
Золотою дымкой воспарил над нами.
Нежно прикасаясь чуть своим крылом,
Лил восторг мне в сердце пламенным вином.


Беспричинно радость омывала душу,
Жаворонка песню я душою слушал.
Запах лилий белых тело омывал,
Глас из поднебесья за собою звал.


Тот призыв хрустальный звуками чарует,
Из чертогов Духа вновь меня волнует.
В мыслях в путь пускаюсь и лечу во след
Тем былым мальчишкой давних дивных лет.


В хороводе танца небо стало домом,
Я плыву в потоке, мне давно знакомом.
Вихрь меня подхватит, плавно закружит,
Синь небес охватит, с ней я прочно слит.


Мой полет не вечен в небе ярко-синем,
Хоть с любовью встречен и с улыбкой принят.
Возвращаться к людям мне пришла пора,
Ждут земные будни – истина стара.


Ангел лучезарный с легкими крылами
Чуть приметной дымкой все парит над нами.
Что ж, не одинок я в гомоне людском.
Пусть та песнь не глохнет в шуме городском.

                                          

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ  СОЧЕЛЬНИК

Весь мир лучится серебром,
Сияет радостью сочельник.
Прекрасно все под Божьей сенью,
Не описать восторг пером.


Сияет небо серебром,
Волхвы уж в звездный путь пустились,
И знаки пастухам явились...
Знать, тот придет, кого мы ждем!


Вот-вот придет, кого мы ждем,
Пусть же исполнятся надежды!
Не может мир остаться прежним,
Мы многого в грядущем ждем!


Весь мир искрится серебром,
Сияет радостью сочельник.
Все ждут тот миг под Божьей сенью,
Когда родится в яслях Он!!!

                           

           ДАЙ  МНЕ  БОГ

Дай мне Бог удержаться на гребне,
Дай мне сил оставаться в седле.
Все, что было до сих непотребно,
Позабыть, помнить лишь о добре.


Дай же Бог впредь писать о прекрасном,
Чтобы совесть не жгло крапивой,
Дабы слезы и кровь не напрасно
Были пролиты нашей страной.


Чтоб за внуков мне не было страшно,
Не жалел, что родились на свет,
Чтобы пустошью не была пашня,
И не грабил соседа сосед.


Дай нам Боже достаточно силы,
Чтобы совесть вернулась в сердца,
Дабы камень в душе не носили,
А остались людьми до конца.


Ты достаточно была распята,
Чтоб воскреснуть, Россия моя!
Заповедана свыше нам свято
Жизнь цветущая в отчих краях.

                            

ЛУЧИСЬ,  НЕБЕСНАЯ  ЛЮБОВЬ!

Лучись, Небесная Любовь!
Лишь ты с завидным постоянством,
Красуясь праздничным убранством,
Миры связала меж собой.


Всегда невидимая взору,
Владея целой гаммой чувств,
Цветешь в груди, как розы куст.
Ты всех прекрасней, нету споров!


Ликуй, Небесная Любовь!
В веках одна неистребима,
Как ни была бы ты ранима,
И что б ни делали с тобой,


Ростком, взрывающим асфальт,
Ты исподволь ко мне приходишь,
По струнам сердца дланью водишь,
Ковром цветов покрыв базальт.


Трудись, Небесная Любовь!
Дала ты жизнь всему в пространстве,
И ты без лишнего жеманства
Собой являешь Мира соль.


Бесплоден Мир, Любви лишенный,
Все в пыль и тлен погружено,
Претит, как скисшее вино,
И страшен, словно прокаженный.


Живи, Небесная Любовь!
Ликуй и здравствуй в каждом вздохе,
В Вселенной целой или крохе,
Все повторится вновь и вновь!

                           

                МНЕ  НАДО

На переправе не меняют лошадей,
На переправе борются с потоком.
Вперед, вперед, настырно, хоть убей,
Отпущены в обрез по жизни сроки!


Мне надо на тот берег позарез,
Не хнычу я и не прошу пощады.
А времени осталось лишь в обрез,
Я должен победить не для награды.


Есть много тех, кто верили в меня,
Кому нужна, как жизнь, моя победа.
Сейчас пришли другие времена,
Не развести рукой чужие беды.


Мне надо это сделать позарез,
Нет времени на то, чтоб прохлаждаться.
И сил осталось, чувствую, в обрез,
Но не имею прав без боя сдаться.


На переправе не меняют лошадей,
Такая блажь совсем не по карману.
Мне надо на тот берег, хоть убей,
Вперед, наперекор всему, тараном!

                                 

              ВОСКРЕШЕНИЕ

Неси свой крест, чтобы воскреснуть,
Распнись, чтобы бессмертным стать.
Твой хлеб не будет слишком пресным,
Коль землю потом пропитать.


В порыве ты небес достигнешь
Неутомимого труда,
Стремленьем духа словно в тигле
Прообраз Божий воссоздав.


Неси свой крест, забыв обиды,
Что ты не понят кем-то был,
Не баловень и не герой ты с виду,
Но ты о главном не забыл.

                          

               ЛЕТАТЬ

Нестерпимо хочется летать!
Но влекут меня не самолеты.
Если б кто-то смог из вас понять,
Сколь прекрасны ангелов полеты!


Крылья распахнуть и так парить
Всей душой средь чистоты и света,
Мир прекрасный заново творить,
Несмотря на жесткие тенета.


Просто так свобода ни к чему,
Есть ли толк в бездумных наслажденьях?
Тот, кто у своих каприз в плену,
Не свободен вовсе ни мгновенья!


Даже если мир у твоих ног,
Но души своей ты не Владыка,
Ничего завоевать не смог –
Самый из несчастных горемыка!


Я ж в душе своей любовь несу,
Чтоб омыть в миру людские раны,
Утверждая Божию красу,
Выгляжу сегодня очень странно.


Но не это мучает меня.
Слишком мир жесток и агрессивен.
Полная свобода – западня,
Но насколько все же я наивен.


Нестерпимо хочется летать,
Вовсе не стремясь к отдохновенью,
Полной грудью б чистоты вобрать,
Чтоб приблизить время откровенья.

                                

                КРУЖЕВА

Кружева проклюнувшихся почек,
Ветер ледяной, колючий снег.
Что-то там зима еще бормочет,
Совершив из Арктики набег.


Вечная борьба без примиренья,
Ставка – зародившаяся жизнь.
Маятник качнется на мгновенье,
На ногах, попробуй, удержись.


Милостью Господней пребываем
В этом мире столкновенья сил.
Жизнь всегда бессильного карает,
Кто победы духа не вкусил.


Кружева проклюнувшихся почек,
Вечное стремленье жить и жить.
Этот мир нисколько не порочен.
Научись крылатым, сильным быть.

                               

ПОБЕДИТЬ  СЕБЯ

Выше, за серые тучи,
На восходящем потоке
Краем бездонной кручи
Дух воспарит одинокий.


Прочь от земных терзаний,
Прочь от инстинктов тварных.
Новых ищу дерзаний
Разума сил полярных.


Ангелов высшее племя
Дарит мне новые силы.
Надобно только время
Взмыть над давно постылым


Идолом вечных страхов,
Идолом лживой страсти.
Стать господином праха
Серой с отливом масти.


Выше, за хмурые тучи,
Духа стальным усильем
Смело парю над кручей,
Над мятежом насилья.


Там обрету я мудрость,
В фокус собрав свой опыт.
Как победить всю скудность
Тварных инстинктов скопом.

                   

               СТРЕМЛЕНИЕ

Где-то там, в Безбрежности пространства,
В россыпях созвездий чьих то судеб,
Скит души моей в веках пребудет,
В таинстве предвечного убранства.


Скит души безудержных стремлений
К самому заветному желанию,
К тем скрижалям на простертой длани
Божьего святого повеления.


Скит души извечного горения
В поисках таинственного клада,
Чей секрет хранит сама Паллада,
Как награду чистого стремления.


Все в веках исхоженные тропы
В чаще неосмысленных желаний.
Миражи картин очарований
Могут дать душе лишь только опыт.


Как ни ослепительны мгновения
Сладостного в неге пребывания,
Верх в душе опять берут терзания,
Понуждая к вечному стремлению.


И опять в Безбрежности Вселенной,
В лабиринте жизненных скитаний,
В чаще необузданных желаний
Ждет меня обитель дел нетленных.

                               

  ЭПОХА  ПЕРЕМЕН

Крушит все буйная волна,
Уродства мира прочь сметая,
На поле Марсовом до дна
Испита будет Мощь святая.


Над все сметающей волной
Дух вольный реет горделиво.
Взойдет, я верю, над страной
Софии Светоч всем на диво!

                 

ПЕСНЬ  ТОРЖЕСТВА

Лейся, лейся, песнь святая!
Я внимаю чуть дыша.
Лейся, песня золотая,
Жизнь слагая не спеша.


День грядущий наступает,
Словно драгоценный дар,
И в душе моей слагает
Вихря негасимый жар.


Все в природе будет ново,
Воцарится волшебство.
Свет Святой струится споро,
Возвещая Рождество.


Лейся, лейся, песнь святая,
Утверждая знак небес!
Скоро лед в душе растает,
Приняв Божий дар чудес!

               

               ПРЕДДВЕРИЕ

Скользящий Миг, срываясь в пропасть
Забвенья многих сотен лет,
На ветряке вращает лопасть,
Дробя в муку Единый Свет.


О, люд, как можно беззаботно
Земную плоть в веках терзать!
И долго ль так еще вольготно
Невежеству на трон дерзать?


Поток вселенского безумья
Земли народы уж потряс,
И шабашами полоумья
Взвинтился вспышкой тьмы экстаз.


Устои тверди сотрясая,
Пронзали стрелы небосвод.
И, непокорная, босая,
Премудрость шла навстречу, вброд.

                             

              РОЖДЕСТВО

Среди сумрака невежества и страха,
Среди мрачного паденья и распада
Мира нить плела Святая Пряха
И зажгла в ночи свою лампаду.


Вифлеемским светом разгораясь,
Всколыхнулся Мир Благою вестью.
И, святой росою умываясь,
Новая Заря воспела песню.


В этой песне слышалась надежда:
"Наконец с Божественным рожденьем
Облекутся в Новые Одежды
Все народы в Свете озаренья".


Наконец-то в Новом Манванторе,
Мира ткань создав Фаворским светом,
Мать-Природа будет Небу вторить
По эскизам Нового Завета.


И сейчас душа горит надеждой,
Сына Бога рождество встречая.
Все же будут Новые Одежды,
Все же правда победит Святая!

                                

         БЕЗУМСТВА  ВИРУС

Огни надежды призрачной чредой
Взбирались вверх на гребень горизонта,
Накрывши город обветшалым зонтом,
Дробясь о скалы, как морской прибой.


Смешались вместе страхи и любовь
И запах ускользающей добычи.
Снаружи − респектабельно-обычный,
Внутри распят он собственной судьбой.


Еще так веря в свой самообман,
Адреналином гонки упиваясь,
Спал грешным сном, нисколько не покаясь,
Изнеможденный духами шаман.


К рассвету ближе временный покой
Охватит забытьем его кварталы.
От гонки призрачной измотано усталый,
Его поглотит с головой прибой.


А завтра все, как будто в первый раз,
Завертится безудержно сначала.
Забыв на время все, что омрачало,
Что обнажало душу без прикрас.


Огни надежды призрачной чредой
Взбирались вверх измученно по скалам.
Уснули наводненные кварталы,
Азарт смешавши, алчность и любовь.

                                   

СВОБОДУ  СНОВА  Я  ВКУШУ!

И снова Солнечный Ковчег
Уносит прочь меня из плена,
Из мглы чарующего тлена
Я дерзкий совершил побег.


Почти на грани двух миров,
Смешав лазурный свет с гробницей,
Прельщенный роскошью патриций
Стал пленником хмельных пиров.


Ведь жизнь не можно обмануть,
Она вновь легкокрылой птицей
Назло всему сумела взвиться,
Чтоб новым подвигом дерзнуть.


Сияют явью небеса
Вне яркой спеси нарочитой,
Фальшивой мишурой увитой,
Манящих верить в чудеса.


Сама святая простота
Нисходит к нам на Землю свыше,
Ступая поступью неслышно
Сияет солнцем чистота.


О, это небо надо мной!
В нем без остатка б раствориться,
Чтоб снова к тем истокам взвиться
Что от меня сокрыты мглой.


И я скорей на двор спешу
Подставить душу буйным ветрам.
В своем стремлении бессмертном
Свободу снова я вкушу!

                               

       НЕУКРОТИМЫМ

Безудержно огонь души
Пусть пылает неистовым светом.
На покой пока не спешим,
Наша песня еще не спета.


Все кипит и бурлит, как вулкан,
Ввысь вздымаясь протуберанцами.
Просит бури души океан,
Упиваясь торнадо танцами.


Не желая созреть на корню,
Чтобы вниз переспелою грушею,
Объявили покою войну,
Объявили войну благодушию.


Пусть душа, как девятый вал,
Сокрушает все скалы бессилия,
Все тенета запретов порвав,
Развалив атавизма Бастилию.


Нет пределов стремления вверх,
Совершенство – тупик развития.
Пусть в итоге одержит верх
То, что мы называем наитием.


Что копили из жизни в жизнь,
Собирая опыт за опытом.
Рано падать грушею вниз,
Положив конец своим хлопотам.


Безудержно огонь души
Пусть пылает неистовым светом.
На покой пока не спешим,
Наша песня еще не спета.

                       

                НАПРЯГ

Вот-вот все разнесется в клочья,
Все разлетится в пух и прах.
До боли сжат земной мой прах,
Напряг не в силах превозмочь я.


Толпа мятется и бурлит,
Как будто молнии швыряет,
Лукавый промеж них шныряет,
Их возбуждая аппетит.


Крикливый гомон слух сверлит,
Накал эмоций ум зашкалил.
И вот грозой разряд ударил
Наотмашь в сердце, как болид.


Умолкни, внутренний фигляр,
Толпе не корчись на потребу,
Не дотянуться им до неба
И не объять весь мирный шар.


Вот-вот все разлетится в клочья,
И тяжесть гнет к земле дугой.
Но нет судьбы у нас другой,
Восстану, чтоб тебе помочь я.

                         

    ПРОМЫСЕЛ  БОЖИЙ

Гори в душе сияющий огонь,
Гори маяк, ведущий в поднебесье!
Струны Божественной звучание затронь,
Чтоб родилась чарующая песня.


И, словно легендарный Прометей,
Охваченный Субстанции огнями,
Хоть искру донесу в сердца людей,
Чтоб эта искра обратилась в пламя.


Гори же ярче, негасимый Свет
Одной из замечательных Субстанций!
В системе звезд она оставит след
В неистовом неукротимом танце.


На смену серости унылой пустоты
Людей охватит радость вдохновенья,
Жизнь обретут заветные меты,
Придет Оно − Великое Мгновенье!


И ощутит тогда весь род людской
Премудрость Высшую и Высшую заботу.
Чтоб ликовало сердце день-деньской,
Познавши счастье в творческой работе.


И этот труд подымет общий Дух,
Сольется все в Божественном звучаньи.
Преобразится наша жизнь не вдруг,
Ведь голос свыше не звучит случайно.

                                  

          ВЕЛИЧИЕ  КРАСОТЫ

Наперекор толпе к красе бездушной,
Наперекор хмельному кутежу,
Создам я стройный слог, почти воздушный,
С душою будто небеса свяжу.


Пусть низойдет на душу озаренье,
Пусть ниспадет на разум водопад.
Воспримут очи пусть хоть на мгновенье
Лишь лучшее из тысячи тирад.


Слова, слова... как мало они значат,
Витиеватость пошлости и лжи.
Ведь сколько люди обо всем судачат…
Поток пространных фраз неудержим.


Прекрасен миг в любое время года,
Глаза души пошире распахнешь.
Ничтожно все − пристрастия и мода.
Отбросив их лишь с легкостью вздохнешь.


Твори свой мир – небес великолепий,
Твори в себе сиянье чистоты.
И, как весною расцветают степи,
Так расцветешь в стремлении и ты.


Храни себя от яда раздраженья,
Не нисходи к зачумленности толп.
Храни в себе прекрасного творенья,
Неуязвимым сделай духа столп.


Наперекор толпе к красе бездушной,
Наперекор продажности арен,
Ты сделай поступь легкости воздушной,
Впредь не подвластной моде перемен!

                                 

          ДЕКАДЕНТСТВО

Мир швыряет, как щепку в бурю,
Кто-то тщится спасти свою шкуру,
Чернь беснуется в жутких корчах,
Разнося проклятья и порчу.


Пир во время чумы − лишь похмелье,
На погостах царит веселье.
Всюду киллеры, словно вороны,
В средствах СМИ – сплошняком пустозвоны.


Декадентство, как в прошлом веке,
Ставит, словно свечу, свои вехи.
Зомби прошлого рвутся к власти,
Закипают безумные страсти.


Очищения ждет планета,
Жаждет сбросить свои тенета.
Неизбежна Света победа,
Да свершится Веленье неба!